“Я всегда был рад работать для других людей...”
Интервью с Энди Уиланом
 

Andy WhelanЭнди Уилан (Andy Whelan), гитарист. Продвинутые фаны Криса могут помнить, что он принимал участие в записи альбома Криса “The Growing Years” (1992). Но это было не единственное его пересечение с темой Smokie. В течение многих лет Энди был хорошим другом Алана Бартона и много с ним работал. На протяжении последних 3-х лет Энди играет в группе Алана Силсона, и многие из нас могли увидеть его на концертах Алана. Добавим, что в общении Энди очень приятный и дружелюбный человек. Здесь мы хотели бы представить его вам поближе.

 

— Энди, расскажи, откуда ты родом, есть ли в твоей семье музыканты или артисты?

— Я родился в Уэйкфилде, в Западном Йоркшире и до сих пор там живу.
      Мой брат Шон играет на бас-гитаре, моя старшая дочь учится игре на гитаре, а младшая дочь учится на флейте.

— В каком возрасте ты начал играть на гитаре, кто обучал тебя этому? Кто был твоим кумиром в те годы?

— Впервые я взял в руки гитару, когда мне было лет 8. Затем, год спустя, я начал брать уроки у парня по имени Эдриан Ингхэм, который впоследствии стал довольно известным джазовым музыкантом. После того как он уехал, я стал заниматься со Стивом Уокером, с которым мы до сих пор дружим. Где-то в то же время я подружился со Стюартом Даффи, который был владельцем местного музыкального магазина и был большим поклонником The Shadows. Стюарт увлек меня кантри-музыкой и, когда мне было 14 лет, сводил меня на концерт Emmylou Harris & Hot Band, с Альбертом Ли (Albert Lee) на гитаре, затем на концерт The Shadows. Хэнк Марвин (Hank Marvin) был первым основным гитаристом, оказавшим на меня влияние, затем были Альберт Ли и Джеймс Бёртон (James Burton).

— Расскажи о своей музыкальной карьере.

— Моя музыкальная карьера началась когда мне было 12 лет, с братом Шоном мы играли инструменталы Shadows в Уэйкфилде, в ночном клубе Хеппи по субботним вечерам. Хеппи был другом моих родителей и обычно позволял нам подниматься на сцену и играть с его группой, затем мы должны были уходить домой до того, как на сцену выйдут стриптизерши.

Примерно в это время мы нашли других молодых музыкантов и создали свою собственную группу под названием Prairie Wind, начали играть на вечеринках в местных клубах. Мы даже выступали на разогреве у популярных тогда групп типа The Stylistics и The Dooleys. Другим гитаристом в нашей группе был парень по имени Стив Куни (Steve Cooney), который спустя годы стал гитарным техником в Smokie. Кстати, мой брат Шон пару лет был в Smokie звуковым инженером.

После окончания школы вместе с Грэмом Кирнсом (Graham Kearns, Прим. - бас-гитарист в группе Алана Силсона) мы присоединились к группе The Reverbs. Затем я стал профессиональным музыкантом, войдя в 1986 году в состав The Stu Page Band. Следующие 10 лет мы гастролировали по Европе, играя кантри-рок музыку со Стю. В конечном итоге эта же группа переименовалась в B'Eagles, с которой я и выступал до самого ее распада в 2006 году.

Кроме того, в течение всех этих лет я принимал участие во множестве концертных проектов и сессий звукозаписи. Пару лет назад Грэм Кирнс, Мик Бедфорд и я участвовали в проекте Jackson Webber, организованном Уиллом Джексоном (Will Jackson) и Роем Уэббером (Roy Webber). Уилл в 70-е годы был участником группы Magna Carta, с того времени он – рекорд-продюсер, работает с молодыми группами типа Pigeon Detectives, The Kaiser Chiefs. Также он продюсировал альбомы B'Eagles. Несколько недель назад он играл с нами на концерте в Германии на клавишных. Рой Уэббер играл в группе, которая в 70-е называлась Wally, они были на контракте у Atlantic Records в Америке и гастролировали, открывая концерты Lynard Skynard. (Прим.: здесь вы можете посмотреть видео проекта Jackson Webber)

Andy WhelanЯ играл на альбоме Клайва Грегсона (Clive Gregson) “People and Places”. Клайв в свое время написал песню “Northern Soul”, которая была на альбоме Smokie “Boulevard of Broken Dreams”. Он только что выпустил диск “The Best of Clive Gregson”, на котором есть пара треков с моим участием. (Прим.: те, кому посчастливилось побывать на британском промо-туре Криса в 2007 году, могли увидеть Клайва Грегсона, игравшего в группе Dennis Loccorriere)

Клайв также попросил меня сыграть на альбоме “Lies and Alibies”, который он продюсировал для Pat Shaw и Julie Mathews из Albion Band. Алан Бартон и я начинали записывать вариант песни “Storm Damage” из этого альбома незадолго до смерти Алана. Теперь вот, будем надеяться, мы с Дином (Бартоном) скоро попытаемся довести её до конца.

— Что означает название B'Eagles, ведь это звучит как “be Eagles“ (быть Eagles)? Кто были участники этой группы? Были ли записаны какие-то альбомы?

— Это всегда было трудной задачей – подобрать название для группы, и на тот момент это был лучший вариант, что мы смогли придумать. Вначале это было просто The Beagles, бигль это порода собак. Я думаю, это название предложил мой брат Шон, который был нашим менеджером.
Множество музыкантов приходили и уходили за те 9 лет. Оригинальный состав был такой:

Stu Page – гитара, вокал
Andy Whelan – гитара, вокал
Bryan Thomson – гитара, вокал
Pete Shand – бас-гитара, вокал
Mike Bedford – ударные

После того, как ушел Пит, на пару лет к нам присоединился Колин Гибб (Colin Gibb) из Black Lace. Когда Колин ушел и переехал на Канарские острова, в группу пришел Грэм Кирнс и уже оставался до конца. Что касается барабанщиков, их сменилось около десятка, и в итоге на последние 18 месяцев к нам вернулся Майк Бедфорд. Мы записали пару альбомов, но они никогда не издавались на уровне страны, на самом деле это было лишь для продажи на концертах.

— А кто-то из участников Eagles видел или слышал вашу группу?

— Стю частично работал в музыкальном магазине, продавая винтажные гитары. И однажды ему позвонили, попросив выйти на работу, чтобы присматривать за Джо Уолшем (Joe Walsh), который собирался приехать, посмотреть гитары. И Стю провел день в его компании, так что они были осведомлены о нашем существовании.

— Значит, по логике, Eagles были одним главных твоих музыкальных влияний. Как насчет остальных?

— Изначально на меня главным образом повлиял Hank Marvin, но также и группы как T-Rex, Slade и The Osmonds, которые были популярны, когда я начинал играть на гитаре. Первый сингл Eagles, купленный мною, был “One Of These Nights”, и до сих пор он, вероятно, остается любимым. После я увлекся кантри музыкой и начал слушать исполнителей типа Gram Parsons и Linda Ronstadt, с гитаристами как James Burton, Albert Lee и т.п. Другим ранним воздействием на меня были Buddy Holly и The Crickets. А также парень, который играл с The Carpenters – Tony Peluso, я до сих пор считаю его соло на “Goodbye To Love” одним из лучших. И еще – как это ни странно – парень, о котором некоторые из вас могли слышать, по имени Алан Силсон ;-).

— А теперь наверное о главном поводе к этому интервью. Ты принимал активное участие в записи альбома Криса “The Growing Years”. Согласно тексту в буклете ты играл на: “электрогитаре на разных треках, соло-гитаре на Goodbye Lady Blue, Walking In The Rain и The Growing Years, 6-ти струнной бас-гитаре на Run From The Shadows, мандолине”. Это исчерпывающая информация?

— Звучит похоже на правду. Я также играл на 12-струнной электрогитаре на песне с названием “Don't Fence Me In”, которая тогда не была издана, и немного на слайд-гитаре во вступлении к “The Growing Years”. Кроме того, соло на электро-мандолине на “Goodbye Lady Blue”.

— “Don't Fence Me In” была издана на альбоме Криса “Reflections” в 1995-м. Но, судя по буклету, там играл не ты.

— Да, там совершенно другая версия.

— Как это случилось, что Крис пригласил тебя сыграть на своем альбоме? Когда ты встретил его впервые?

— Это случилось после того, как Крис послушал альбом Алана Бартона “Precious”. Крис позвонил Алану и спросил, может ли он рассчитывать на басиста, гитариста и продюсера этого диска. Мы все вместе впервые встретились в пабе “The Swan” в Ливерседже, в Йоркшире. Там были Крис, Алан Бартон, Нил Фергюсон (Neil Ferguson), Маркус Клифф (Marcus Cliffe) и я.

— Где и когда проходили записывающие сессии? Как долго это длилось?

— Альбом записывался в доме Криса на острове Мэн в ноябре 1991 года. Мы провели там 2 недели, пока записывались.

— Каковы были твои ощущения в процессе записи с Крисом и остальными ребятами?

— Главное, что мне запомнилось из того – первый вечер, когда мы все приехали. Мы просто провели ночь, играя песни в джеме, чтобы каждый мог привыкнуть к совместной игре, а также играли в снукер. На тот момент никто из нас конечно же не знал хорошо друг друга. Я знал Нила и несколько раз встречался с Маркусом, но ни разу не встречал Пита Спенсера или Фреда Ллойда (Fred Lloyd). Для меня подобное было впервые – то, что я делал сессии записи с кем-то малознакомым, иным, кроме как Алан Бартон или группы, в которых я играл и знал там всех, поэтому здесь это было немного странным, непривычным.

кликните по картинке для увеличения

— Общаешься ли ты до сих пор с кем-то из них? Чем они занимаются сейчас?

— Я до сих пор в контакте с Питом, несколько дней назад я был на праздновании его 60-летия вместе с Нилом Фергюсоном. В 90-е Нил играл в группе Криса, а сейчас он все еще с группой Chumbawamba. Маркус Клифф живет в Лидсе, он участник группы The Notting Hillbillies вместе с Марком Нопфлером. Он также ездил в туры с Родом Стюартом и Эммой Бантон (Emma Bunton) из Spice Girls. Время от времени мы видимся, я встречал его пару лет назад на фестивале, где он играл с группой из 70-х Kenny. Фреда Ллойда я встретил в первый и последний пока раз на записи этого альбома Криса.

— Можешь ли ты припомнить какие-нибудь забавные эпизоды во время этих сессий (по крайней мере, глядя на фото, можно предположить они были)? Было ли это весело, или это было тяжелой работой?

— Это было и тяжелым трудом, и весельем одновременно. Крис предоставил свой дом в наше распоряжение на две недели, в то время как сам он и его семья жили где-то в другом месте. Обычно мы записывались, начиная около обеда и до 7 вечера, затем, если были в настроении, продолжали, если нет, то просто шли в ресторан. Однажды, когда мы остались в доме за хозяев, мы решили воспользоваться посудомоечной машиной, чтобы помыть все пустые пивные бокалы. Но тогда мы не знали, что в такую машину нужно заливать специальную моющую жидкость – если вы когда-либо заливали туда обычную жидкость, то вы знаете результат... Кухня, полная мыльных пузырей, от которых не так то легко избавиться.

кликните по картинке для увеличения
 

— Крис был радушным хозяином? И кто стал чемпионом по снукеру? ;-)

— Крис конечно же хорошо заботился о нас, по вечерам водил нас в какие-то хорошие рестораны и постоянно снабжал нас напитками. Не могу припомнить однако, кто победил в игре в снукер, должно быть Крис.

— Кто придумал партии соло на 3-х упомянутых песнях? Ты сыграл их все на своем кожаном Telecaster'е?

— Думаю, что я и сочинил эти соло. На “The Growing Years” я играю соло в своей естественной манере. Это был один из тех случаев, когда мы прервались на обед, за обедом было достаточно выпивки, а затем мы решили продолжить запись. Там записан мой кожаный Telecaster через усилитель Musicman, врубленный на большую громкость.
“Goodbye Lady Blue” была записана с той же гитарой и усилителем, а также с моим Mandocaster'ом (электро-мандолиной).
В песне “Walking In The Rain” соло я играл на Telecaster Thinline 1972 года с B-string bender, остальные части я играл на Страте Криса.
“Run From The Shadows” была сыграна на моем старом, 1960 года, Fender Bass VI, я пытался достичь звучания, которое было у Джета Харриса (Jet Harris) на “Diamonds”.

— А были ли какие-нибудь записи, которые не попали в альбом, помимо “Don't Fence Me In”?

— Пока мы были там, мы также записали пару треков для певицы по имени Katie Shears, но я не знаю, были ли они когда-либо изданы. Мы сделали версию “Wild Angels”, а также песню Роберта Палмера “Bad Case Of Loving You”.

— Ты был близким другом Алана Бартона и работал с ним. Расскажи, пожалуйста, об этом.

— Я впервые встретился с Аланом в ту неделю, когда умер Элвис. В то время мне было 14 лет, я был на каникулах со своей семьей. Алан в то время играл с Black Lace, они тогда были постоянной группой в Батлинсе (лагере отдыха в Скегнессе)...

— Это тот самый лагерь, где будущие участники Smokie в 1968 году получили статус профессионалов?

— Да, это тот самый лагерь – странное совпадение или что еще…
И вот после каникул мы продолжили общаться, а наши семьи стали действительно хорошими друзьями. Дину тогда было около 18 месяцев, а Ли еще не родился на тот момент. За эти годы мы столько вместе работали, в основном забавы ради, затем когда в 1986-м у Алана появилась его первая звукозаписывающая студия, мы начали что-то сочинять вместе и продолжали до самой его смерти. Мы много чего назаписывали вместе, не только песни Black Lace или Smokie, но также вещи для групп, в которых я играл все эти годы.

— Расскажи, пожалуйста, о работе с Аланом над его сольным альбомом “Precious”.

— Альбом “Precious” появился после того, как Алан и я написали несколько песен и записали их демо, чтобы предложить их для альбома Smokie. Но после того как их послушали на норвежской Stageway Records, они предложили сделать сольный альбом. Это был один из тех проектов, что мы делали в течение довольно долгого времени, вписываясь в промежутки между обязательствами Алана в Smokie и моим гастрольным графиком. Все 3 трека, в которых я был соавтором Алана – 'White Dust', 'Drive, Drive, Drive' и 'Coming Home', были сочинены и записаны в его доме, так же, как и большинство остальных треков. 'Coming Home' вышла на второй стороне сингла “Carry Your Heart”. Вначале мы использовали программируемые барабаны, и я или Алан писали партию бас-гитары, что впоследствии было заменено настоящими барабанами и надлежащей партией баса на Woodlands Studio. Нам просто случилось быть там однажды, когда Маркус заскочил поболтать, вот он и перезаписал все басовые партии за нас.

Большая часть партий электрогитар была сделана в доме Алана с использованием моего кожаного Telecaster'а, он был подключен к моей стойке эффектов, состоявшей из Lexicon PCM 41 и Korg A3, затем прямо на пульт. Я также использовал Les Paul Алана и некоторые из его Rickenbacker'ов для записи различных кусочков, и еще мой старый Fender Bass VI. Мне кажется, я припоминаю, что я перезаписывал некоторые фрагменты через усилитель уже на Woodlands Studio, чтобы достичь лучшего звучания. Для акустики мы использовали мой Martin D18, 12-тиструнный Gibson Алана и мой Gibson B45, настроенный особым образом (high strung). Там также звучал и Mandocaster, кажется уже вошло в привычку использовать его на записи.

— А теперь ты работаешь с сыном Алана – Дином...

— Я не видел Дина в течение многих лет, и однажды совершенно неожиданно получил от него звонок, где он спрашивал, не желаю ли я сыграть на гитаре на песне, которую он тогда записывал. Это обернулось тем, что теперь каждую неделю мы собираемся, чтобы писать новые песни. В настоящее время мы работаем над новым альбомом, как результат – мы сыграли пару концертов, исполняя там некоторые из новых песен, а также пару концертов как дань уважения его отцу, исполняя некоторые песни Smokie. Несколько недель назад, когда Алан Силсон приболел, Дин заменил его на сцене. Мы также работаем над некоторыми незавершенными песнями его отца, надеясь попытаться использовать эти наработки.

— В последние годы мы знаем тебя в основном как гитариста группы Алана Силсона. Как случилось, что ты решил объединиться с Аланом? Нравится ли тебе быть в этой группе?

— Да, мне нравится находиться в этой группе. Я думаю, это получилось после того, как мы сыграли вместе с Аланом в один из вечеров в Брэдфорде в конце 2005 года. Спустя несколько недель B'Eagles решили прекратить свою деятельность, и я позвонил Алану, чтобы узнать, будет ли ему интересно делать что-то вместе.

— Какие песни в программе Алана тебе нравятся больше всего?

— 'Chasing Shadows', 'If you think you know how to love me', 'Solitary Bird' и версия Алана 'Runaway'.

— Ты также принимал некоторое участие в записи его альбома “Solitary Bird”, но судя по титрам в буклете не очень большое, так ли это?

— Честно говоря, я не могу вспомнить, что именно я там играл. В один из дней я пришел в студию Пита (Спенсера) и записал разные партии гитар на различных треках, некоторые из них вероятно даже не содержали еще вокала на тот момент. Также однажды я записал некоторые партии в доме у Алана. Одна из них, что я помню главным образом, была на коротком треке в самом конце альбома, его даже нет в титрах. Я сыграл там нечто джазово-блюзовое, а Алан спел о том, как сидит на заднем дворе со своей собакой.

— Нравится ли тебе ездить в туры, или ты предпочитаешь оставаться с семьей? Кстати, расскажи нам о своей семье...

— Я люблю ездить в туры, особенно ездить в новые места, там где я еще не бывал, но я всегда жду-не дождусь приезда домой, к своей семье. Я женат на Иветт, мы с ней вместе с 1983 года, а поженились в марте 1995-го. У нас 2 девочки – Эрин, ей 13 лет, и Эбони, ей 10. Кроме того, у нас есть две немецких овчарки Макс и Дизель.

кликните по картинке для увеличения

— С группой Алана ты уже несколько раз был в Украине, Казахстане и России, имеются в виду пост-советские страны. Каковы твои впечатления об этой части мира и о людях?

Russian Andy

— Люди всегда очень сердечны и дружелюбны к нам, очень восторженны на концертах. Пока я не присоединился к Алану, я никогда не бывал в этой части света и нашел ее весьма отличающейся от моих ожиданий. С тех пор мы много раз приезжали, побывали в разных красивых местах, от Сибири до Сочи и Крыма на Черном море.

— Кроме твоей работы с Аланом и Дином ты также играешь с группами T-Rex и Dirty Dylan. Можешь что-то сказать об этом? Какая из них более близка к твоим вкусам?

— Обычно я играю с T-Rex, когда гитарист Грэм Оливер (Graham Oliver) в отъезде со своей группой Saxon, но время от времени я играю концерты с ними вместе с Грэмом, что бывает очень весело, он великолепный гитарист. Несколько недель назад он оказался на концерте Dirty Dylan и поднялся на сцену, чтобы сыграть с нами “All Along The Watchtower”. Это было словно Хендрикс повстречался с Диланом.
Dirty Dylan раньше была инди-группой, называвшейся Dirty Vinyls, некоторые из них были большими поклонниками Боба Дилана. Они спросили меня, смогу ли я участвовать, если они сыграют несколько трибьют-концертов. Состав группы меняется от концерта к концерту, в зависимости от занятости музыкантов. Состав:
Jay Spargo – как Боб
Adam Jowett – бас-гитара (иногда Graham Kearns)
Ron Kelly или Mick Bedford – ударные
Kevin Fitzpatrick или Steve Dymand – клавишные
Andy Whelan – гитара / мандолина

Я думаю, все эти группы довольно близки к моим вкусам, все они очень даже в духе кантри с точки зрения гитариста.

кликните по картинке для увеличения

— Есть ли что-то особенное для тебя как для гитариста в игре в группе Алана?

— С Аланом я в основном играю ритм-партии Криса, потому как очевидно, что Алан играет свои собственные партии лучше, чем кто-либо другой, но мы играем и пару созвучных гитарных партий в некоторых песнях типа 'Baby It's You' и 'Lay Back', так что в некоторой степени мне удается играть какие-то фрагменты, которыми я заслушивался в детстве, вместе с одним из моих героев.
Когда Алан был болен, и Дин Бартон заменял его на вокале, я был вынужден выучить все его гитарные партии, что было довольно непростой задачей, потому что Алан обладает уникальной стилем игры. Особенно его соло в “Oh Carol” – я потратил целую вечность на его изучение, а затем напортачил с ним на концерте.

— Кантри это твой любимый стиль? В августе ты играл на фестивале в Дании, и на твоей страничке в интернете можно, например, увидеть твои фото оттуда с Халом Кетчумом (Hal Ketchum), известным американским кантри-музыкантом...

— Я играл на гитаре для американской звезды кантри-музыки Гейл Дэвис (Gail Davies), я работал с ней время от времени на протяжении 15 лет. Она попросила меня собрать группу на несколько шоу. Я взял с собой Грэма Кирнса и Мика Бедфорда, на бас и ударные. Также в группе с нами играл сын Гейл – Крис Скраггз (Chris Scruggs), на переносной стил-гитаре. Его дед – знаменитый исполнитель на банджо Эл Скраггз (Earl Scruggs), так что, как и следовало ожидать, он великолепный музыкант. Хал Кетчум был на этом же концерте, он дружит с Гейл, и мы потусовались с ним пару денечков.

— Сколько гитар в твоей коллекции? Какие из них наиболее дороги тебе?

— У меня сейчас их около 20-ти, большинство из них дороги мне так или иначе, потому что они у меня уже долгие годы. Думаю, мой кожаный Telecaster это инструмент, на котором я по большей части играю на концертах, хотя с Аланом я изрядно пользую и свой двухгрифовый Gibson. Любимыми гитарами в моей коллекции вероятно являются розовый Stratocaster 1964 года и Telecaster 1965-го.

— Откуда у тебя такие старинные гитары?

— Когда я их приобретал в 70-е, полагаю, они не были еще такими старыми.

кликните по картинке для увеличения

— Какие инструменты помимо гитар у тебя есть? На чем ты еще умеешь играть или хотел бы научиться?

— У меня есть 5 мандолин, ситар, авто-арфа, банджолина, балалайка и старый орган Vox Jaguar. На самом деле, я умею играть только на гитаре и мандолине, мы приобрели пианино, но я знаю лишь несколько основных аккордов.

— Кто твои любимые гитаристы?

— У меня их много, Хэнк Марвин, Джеймс Бёртон, Альберт Ли, Ричард Томпсон (Richard Thompson), Винс Джил (Vince Gill), Ричи Блэкмор, Алан конечно.

— Какие концерты, на которых ты был, ты будешь помнить всю жизнь?

— Концерт-реюньон The Everly Brothers в Albert Hall; концерт-реюньон Клиффа Ричарда и The Shadows в лондонском Palladium в 1978; некоторые из ранних концертов Стива Эрла (Steve Earle) в середине 80-х, когда он выступал в небольших залах. Концерт Status Quo на Sheffield Arena, мой приятель работает в их команде, мы взяли с собой детей пару лет назад – потрясающе... Также Deep Purple со Стивом Морсом на гитаре, в том же зале, опять же мой друг работает у них и удалось встретиться с ними.

— Слушаешь ли ты современные молодые группы? Нравится ли что-нибудь?

— Да, я полагаю, как музыкант я должен быть в курсе всего того, что происходит. Благодаря моим двум юным дочерям я, в любом случае, в курсе, так как они слушают все новые группы. Они затащили меня на концерт McFly, это было замечательно. Есть некоторые прекрасные гитарные группы в данный момент, которые мне нравятся.

— А какие альбомы, вышедшие в последние годы, тебя впечатлили?

— Bruce Springstein – Magic
        Def Leppard – Songs from Sparkle Lounge
        John Mayer – все его вещи

Andy & Chris 2007Бывал ли ты на концертах оригинальных Smokie или Криса Нормана?

— Да, я ходил на Smokie где-то в 1985-86 году в Batley Variety Club, пока Крис все еще был с ними, хотя за барабанами был не Пит, из того что я помню. В целом они были великолепны, в отличие от того, кто пытался испортить звук. Алан помнит этот концерт, и вероятно перед их выходом на сцену кто-то изменил все настройки на гитарных усилителях и мониторах. Я также видел Криса с его группой в Падеборне, в Германии пару лет назад, когда Грэм и я находились там, помогая Алану с переездом. Также видел Криса сольно в туре с Dennis Loccorriere в Гримсби в 2007 году.

— Энди, ты имеешь колоссальный исполнительский опыт, опыт сотрудничества со многими музыкантами, опыт написания песен. Нет ли у тебя желания сочинить и записать свой собственный альбом?

— На самом деле, я никогда не думал о своем собственном альбоме. Я всегда был рад работать для других людей. Не думаю, что я был бы счастлив как фронтмен в группе, если бы таковая была, и мы должны были бы играть концерты. Может быть я бы мог сделать альбом, состоящий из лучших треков, которые я записал с другими людьми, типа Алана, Криса и Клайва и т.д.... Но такое невозможно по правовым причинам. Время покажет?

— Есть ли у тебя в жизни большая мечта? Доволен ли ты своей музыкальной карьерой, музыкальной судьбой?

— Я вполне счастлив нынешним положением вещей, я не мечтатель, вообще говоря. Да, я доволен своей карьерой, мне платят за то, что я путешествую по миру и играю на гитаре с моими друзьями, так что мне не на что жаловаться в этом отношении. Кто знает мою будущую судьбу, надеюсь продолжать гастролировать и записываться так долго, как смогу. Andy WhelanНадеюсь, что на этом пути мне удастся поработать еще с какими-то людьми, которыми я восхищался все эти годы.

— Дорогой Энди, благодарим тебя за ответы, за то, что ты поделился с нами такими редкими фотографиями, за твою отзывчивость и приветливость! Ты очень хороший музыкант и очень приятный человек, желаем тебе счастья и удачи во всем!

— Спасибо! Я получил удовольствие, рассказывая обо всём этом и воскрешая в памяти какие-то воспоминания, разглядывая фотографии. Надеюсь, это будет интересно прочитать всем фанам Криса и Алана. Приятно, что спустя столько лет, людям это всё ещё интересно. Наилучшие пожелания всем почитателям Smokie, Криса и Алана!

 

Дополнительные ссылки:
 

Особые благодарности Дмитрию Красковскому и Грэму Кирнсу за их неоценимое участие.

Ноябрь, 2008 © www.chris-norman.ru