Интервью с Крисом Норманом
 
Часть 2
“Может быть к 40-летию я соберу это всё вместе...”
 

Chris Norman— Крис, оглядываясь на Вашу сольную музыкальную карьеру, как Вы думаете, могли бы Вы сделать Ваши первые шаги к успеху, если бы Вы не были лидером группы Smokie до этого?

— Знаете, когда я начинал, для меня было хорошо, что я был в группе. Потому что, я думаю, мне нужно было быть в группе. Это было то, что я хотел делать. Я бы не стал сольным певцом, когда мне было 17 лет, я не хотел этого. И, вероятно, у меня не было бы также и уверенности в себе для этого. Так что да, я полагаю, я должен был побыть в группе. И, возможно, после того, как я поиграл в группе, даже если бы мы не были успешны – после, скажем, 5 или 10 лет пребывания в группе, и если бы группа распалась – возможно тогда я бы имел уверенность в себе, чтобы начать сольную карьеру, я не знаю. Но, определенно, это было наилучшим путем достижения момента, когда я мог выступать один. Кроме того, это мне помогло, так как к тому времени я уже был хорошо известен. Это помогло мне заключить контракт на запись и всё такое прочее – мне бы это не удалось, не будь я в Smokie. Так что, да.

— Как Вы считаете, какой из Ваших сольных альбомов был самым неудачным?

— Я думаю, это зависит от того, что подразумевать под словом “неудачный”. Если иметь в виду наиболее или наименее коммерчески успешный – это будет один ответ, а если лучший или худший – то другой.
     Я полагаю, самым неудачным, в смысле несчастливым, был альбом “Reflections”. Так как, я считаю, он был наилучшим из альбомов, которые не достигли успеха.

— Но это один из моих любимых альбомов!..

— Да, но это как раз то, что я имел в виду. Он был хорошим альбомом, но ничего не достиг, он едва продавался. Вот что я подразумеваю, говоря, что он очень неудачный. Альбом, который в сущности был очень приличным, был совершенно забыт, и практически никто его почти не покупал. Потому что, и в самом деле, он был выпущен под плохим лейблом, и никто не занимался его раскруткой. Я думаю, на этом диске было несколько хороших песен, которые практически затерялись. Так что он был неудачным для меня. Так бы я интерпретировал это вопрос.

Но если же вы думаете о том, какой из альбомов был наихудшим, то я бы наверное назвал… “Some Hearts Are Diamonds”, который продавался довольно хорошо, но мне он не нравился, знаете ли. Это не было очень хорошим альбомом. Или один из тех, что были с Дэвидом Брендесом... “Full Circle”? Точно, “Full Circle”, это было дрянью, это было настоящим мусором.

— Ну, я считаю, у Вас нет худших альбомов, но в этом смысле, и насколько я знаю, многие фаны не любят его. Потому что это были не Вы.

— Если смотреть на этот диск с этой точки зрения, то это как раз будет другим значением слова “неудачный”. Но он не так уж плохо продавался. Он был успешен, и песни с него были в хитах в Германии. Так что он на самом деле преуспел, с ним все было нормально. Но он не был очень хорошим альбомом, он был альбомом-ошибкой. Но у меня было несколько таких, знаете ли. В общем, “неудачный” для меня – это когда ты делаешь хороший альбом, но он ничего не добивается, это неудача.

— Какие записи впечатлили Вас больше всего за последнее время (CD, DVD)?

— Вероятно самый разные вещи… Например, я думаю, Леона Льюис была замечательна с песней “Run”, это была песня группы Snow Patrol…

— Леона Льюис? Та, что победила в каком-то ТВ шоу на британском ТВ?

— Да. И после этого она записала песню, с которой победила, на пластинку – я думаю, это было выдающейся песней, и вправду, очень классная, фантастическая вещь, я был в восторге от нее, и до сих пор в восторге. Я купил диск, при том что в наше время я уже не покупаю много дисков, особенно от поп-звезд…

— … но как Вы слушаете музыку, только на радио?

— Да, я слушаю ее по радио – когда веду машину. И если звучит что-то, что мне нравится, я прибавляю громкости… Именно так случилось и с этой песней. Затем мне захотелось послушать ее снова, знаете ли. Позже её прокрутили снова, и я подумал, что должен достать эту запись. Я пошел и купил альбом. Но, к сожалению, на всём альбоме было всего 2 песни, которые мне понравились… (смеется). Но такое случается, да… Но она замечательная певица, и та песня мне понравилась.

Затем, такие вещи как The Beatles – издания этих бокс-сетов Битлз с коллекцией всех альбомов, которые я купил, и которые стоили кучу денег. Потому что я купил оба варианта издания – стерео и моно, я купил всё это множество, так как они немного отличаются друг от друга.

Еще… Не знаю… Разве что некоторые хорошие группы типа Snow Patrol, которую я упоминал, или некоторые другие современные группы.

— А что насчет каких-то DVD, может быть какой-то старый материал?

— Я купил “Cliff Richard And The Shadows – The Final Reunion”, это было как раз для меня, так как The Shadows были одними из тех, кто дал мне старт. Знаете, когда я был еще ребенком, я увлекся Элвисом и рок-н-роллом из Америки, типа Литтл Ричарда и т.п. Но Cliff Richard & The Shadows в то время – это всегда было здорово. Не Клифф Ричард сольно, а Клифф Ричард & The Shadows, они были как союз, как группа. И я действительно был ими увлечен, знаете ли. Потому что, прежде всего, я хотел быть кем-то вроде фронтмена, как Клифф Ричард, но в то же время хотел быть гитаристом как Хэнк Марвин. Так что я часто вставал перед зеркалом с теннисной ракеткой… Так вот, они воссоединились и отыграли реюньон-концерты, по-моему, в прошлом году, и выпустили это на CD и DVD. На сцене были лишь они и Клифф. К сожалению, бас-гитарист сейчас другой, но кроме этого все были те же – Брайан Беннетт на барабанах, Хэнк Марвин, Брюс Уэлч и Клифф Ричард. Это было прекрасно, замечательное ностальгическое путешествие для меня. Также здорово было то, что… До этого я видел другие вещи, которые Клифф Ричард исполнял на концертах. Но в этот раз они исполнили абсолютно все песни с их начала – имею в виду, все эти ранние песни, которые они никогда не играли вживую – “Living Doll”, “Please Don’t Tease”, весь этот материал, это действительно здорово… Я люблю это, да. Так что этот диск был одним из тех, что я купил, и который мне очень понравился.

— Верите ли Вы в приметы? Есть ли у Вас какие-то секретные ритуалы перед выходом на сцену?

— Нет-нет-нет, я ничего особого не делаю. Разве что, не забыть сходить в туалет, это главная вещь, которую мы делаем в наши дни (смеется). Потому как после, в течение двух часов, у тебя не будет такой возможности.

— Но я читал в отчетах с пресс-конференций, как Вы говорили, что когда люди желают Вам удачи, перед выходом на сцену – после этого Вы трижды поворачиваетесь вокруг себя и плюете на пол. Это была шутка или правда?

— Это правда. Но это не является ритуалом, потому что я не делаю так всегда. Так как не каждый раз кто-то говорит мне это, и мне не приходится этого делать. Это случается лишь время от времени, большинство людей не говорит так. Многие люди знают и просто говорят что-нибудь другое, типа “желаю хорошо провести концерт” или “желаю отличного концерта”, или что-то подобное, тогда это нормально. Это просто старая традиция в шоу-бизнесе.

— Но люди у нас вероятно не знают этой традиции. Также похожая штука – когда англоговорящие люди могут пожелать тебе – “Break a leg!”, и не англичанин может посчитать это пожелание странным, так как поймет это буквально…

— Конечно, я понимаю, о чем речь. Но это очень старомодная вещь в шоу-бизнесе, когда, вместо “good luck” (удачи), тебе говорят – “break a leg” (сломай ногу), что есть нечто противоположное. Но это считается пожеланием удачи. Во Франции в шоу-бизнесе при этом трижды произносят слово “merde” – “merde-merde-merde”, и это тоже довольно странно… Я рос при моих маме и папе, которые были в шоу-бизнесе, поэтому слышал про всё это всю мою жизнь… Да, это глупо. И, как ни странно, я размышлял об этом как раз на днях – на ТВ я смотрел передачу, в которой выступал один человек – старый и настоящий профессионал. И кто-то пожелал ему удачи, а он лишь сказал спасибо и продолжил. И я подумал, если его это не заботит, то почему это должно заботить меня, это глупо. О да, я делаю так – когда мне говорят “удачи”, я поворачиваюсь 3 раза и плюю в пол, не по-настоящему плюю, чуть-чуть. Но я собираюсь попробовать бросить эту привычку.

The Montreux Album— А сейчас будет возможно странный вопрос. Но с моих детских лет мне это было любопытно… ;) Итак, может Вы сказать, что за песню вы все поете на этом фото с обложки “The Montreux Album”?

— Бог его знает, ни малейшего представления… (улыбается). Это, должно быть, было что-то глупое, это не могло быть приличной поп-песней… Может быть “I’ll take you home again, Kathleen…” (напевает), какой-то старой песней вроде этого. Но, в любом случае, это было что-то вроде постановочного кадра, на самом деле всё не было в точности так, как оно выглядит. Да, у нас было несколько бокалов вина… Ведь мы отправились в этот горный район, в Монтре, и там делали все эти съемки, катания на лыжах… На деле мы не катались на лыжах, потому что никто из нас не умел, поэтому мы использовали эти самокаты, санки вместо этого. И мы замерзали, там действительно было холодно. Так вот там была эта хижина – такой себе деревянный дом – куда мы могли периодически заходить и отогреваться. И каждые полчаса мы вынуждены были в него заходить и “оттаивать”, потому что начинали синеть на морозе. И потом понемногу, в течение дня, мы пили вино – красное вино и бренди, здесь где-то должно быть бренди…

— …Нет, на картинке нет никакого бренди...

— Но там было немного бренди, возможно они решили, что это будет слишком “тяжеловесно” для фанов :), коими тогда были девочки-подростки. “Уберите это со стола, не надо, чтобы вас видели пьющими крепкое спиртное”. Как бы то ни было, так мы пили вино и бренди в течение дня – просто чтобы согреться, на самом деле. И затем, в конце концов, они закончили все съемки и фотосессии и всё, что они хотели сделать для обложки “The Montreux Album” – всё было уже сделано. Мы пошли в дом, там они сделали еще несколько снимков и сказали: “Просто сделайте вид, что вы приятно проводите время”. И тогда мы просто начали петь разные песни, и это могло быть что угодно. Мы, вероятно, спели массу всяких песен.

— У вас не было такой традиции садиться и петь какие-то песни? Есть ли такая традиция в Англии?

— Нет. Я имею в виду, что наверное когда я был ребенком, в семье, мы, бывало, порой садились и пели какие-то песни. Но со Smokie – нет. Единственное время, когда иногда такое случалось, было, когда мы были на гастролях или вроде того, особенно в юности. Ближе к концу мы почти не делали этого, потому что уже устали от всего. Но в юности, когда это всё еще было большим удовольствием, мы иногда такое делали. Мы возвращались в наш отель и довольно часто захватывали с собой пару акустических гитар, садились в лобби, и играли и пели вещи Crosby, Stills and Nash или что еще, знаете ли… Потому что мы не исполняли это на сцене в то время. Я помню, в Глазго однажды случился замечательный вечер. Там были двое парней с радио, с Radio Clyde, которые пришли, чтобы сделать с нами интервью. Мы сделали это, затем немного выпили, время было уже позднее. И потом кто-то принес пару акустических гитар, и всё закончилось тем, что мы спели кучу старых вещей, которые мы любили петь раньше – песни типа “Judy Blue Eyes” и “Teach Your Children” от Crosby, Stills and Nash, какие-то песни Beatles и т.п. И мы делали так довольно часто, если были в настроении, кто-то приносил гитару… Или в автобусе, когда мы были в турне, у нас всегда в автобусе были гитары, мы пели старые песни.

— О'кей, теперь будут похожие вопросы о фотографиях с обложки диска “The Growing Years” …

Что это было?

— Это был первый дом, первый отдельно стоящий на своих землях дом, который я купил. А это то, когда это произошло – “Июнь '77”. Тогда снаружи строители просто делали какие-то работы, укладывая цемент. И вот я написал свое имя и отпечатал свои руки – ради шутки. Это был первый хороший дом, который я купил, это было в Брэдфорде.

— А это дневник… 1973 – это относится к нашим выступлениям в то время… Что-то…“Miners Welfare club… Workington”, но я не знаю первое слово. Уоркингтон – это город на северо-востоке Англии, недалеко от Карлайла. Итак, 7 октября мы играли там, а это, сколько денег мы получили – 35 фунтов… Видите, эти 3 и 5, я обычно записывал суммы, которые мы получали за ночь. Значит, мы должны были получить 35 фунтов в этом клубе Miners Welfare в Уоркингтоне. Затем, это – “Pentagon, Bradford”, это было вроде ночного клуба… о, 50 фунтов! А эта запись – “Storthfield Country Club” – 50 фунтов. “Temple Row Miners Club, Wrexham” – 35 фунтов. Так что это просто пример недельной работы, которую мы делали в 1973 году.

— О'кей, следующее фото с обложки. Кто этот парень с гитарой рядом с Вами?

— Это Майкл Краузер, это мой дядя, брат моей мамы, я до сих пор с ним общаюсь иногда. А это я – показываю ему свою пару аккордов, после того как приобрел гитару. Здесь мне около 14 лет. Это моя частная фотография, показывающая как я учу своего дядю Майкла играть. Это было что-то вроде моей первой гитары, я думаю, я получил ее на Рождество в 1964 году. Имею в виду, что у меня была гитара и до этого, но на деле я не учился и не мог играть, а это – та гитара, с которой я начал учиться играть.

— А кто учил Вас играть?

— Когда я приобрел гитару, другой мой кузен – того же возраста, что и Майкл – он научил меня паре аккордов. А Майкл был всего на 9 лет старше меня. Мы росли и воспитывались скорее как братья и сестры на самом деле, все мы. Но Майкл в реальности был моим дядей. Но, так или иначе – я получил гитару и затем приобрел книгу аккордов. И мой кузен, которого звали Кон, научил меня нескольким аккордам. Я провел неделю или две, изучая эти аккорды. А на этой фотографии я показываю моему дяде Майклу Краузеру, как сыграть пару аккордов – E или что-то вроде того.

А это из журнала “Melody Maker” из 1975-го…

— Хорошо, а что это – Ваш школьный дневник?

— Это был школьный табель – знаете, каждый год вы получаете такой отчет, где отображено как хорошо вы учились… “City of Nottingham” – это было видимо что-то вроде начальной школы, в которой я учился, прежде чем переехал в Брэдфорд в последний раз. Я жил в Брэдфорде, когда мне было лет 5, потом мы уезжали, приезжали и т.д. И затем в итоге я пошел в школу в Ноттингеме, и это – школьный табель оттуда, должно быть года от 1961-го.

А это просто паспорт …

Это еще одна страничка, вырванная из дневника. Здесь “Empire Pool, Wembley” – это то, где мы выступали …

Это телеграмма от… Я думаю, это было от Микки Моста…

— Видимо это была какая-то особая телеграмма, раз Вы её поместили на обложку?

— Да. Я не знаю, о чем она была… Может быть о том, сколько дисков мы продали, или мы только что получили “Золотой диск” или что-то подобное… Или это могло быть поздравление с выступлением на “Top Of the Pops”, я не знаю…

А это я и мой папа, это была моя первая гитара, но тогда я еще не знал, как играть.

“Smokie add one” – это видимо было про нашего клавишника, Фреда Ллойда.

Это всё было… Знаете, что касается обложки этого диска – ведь изначально этот диск должен был быть выпущен на виниле, но потом его вынуждены были издать как компакт-диск. И это была моя идея – сделать для обложки такой коллаж, который бы очень подходил к идее Growing Years… Я сказал фотографу, что хочу сделать так, такой коллаж из разных периодов моей жизни. Так что мы просто выложили им кучу вещей, они отобрали то, что по их мнению выглядело интересно, разложили это всё на столе и затем сфотографировали. И я, на самом деле, не должен был ничего им указывать – что должно там быть, меня это не заботило. Я просто посмотрел, что получилось в итоге, и это выглядело хорошо, знаете ли.

— Это замечательная обложка! Я могу рассматривать ее часами, изучая все эти “кусочки Вашей жизни”…

— Да… Если бы это была большая обложка, все эти вещи можно было бы рассмотреть получше…

— Так на самом деле это было сделано для грампластинки?

— Нет, я так не думаю. Предполагалось, что это будет пластинка. Это ведь было как раз в переходный период от винила к CD, году так в 1991-м, я думаю. И до этого записи издавались как на виниле, так и на компактах, но в тот год компания Polydor решила – больше никаких грампластинок, так как их больше никто не покупает, теперь только CD. И когда я получил эту обложку… она была бы хороша для винила – но, видите ли, для маленькой обложки компакт-диска это не работало! Это было бы замечательно на грампластинке.

— Вопрос о редкой песне, исполненной Smokie – “Let It Be Me”. Мы можем ее услышать лишь на некоей аудиозаписи с какого-то шоу. И она так и не была записана в студии, почему?

— В оригинале это была песня The Everly Brothers. Мы начали исполнять ее в клубах. Это была хорошая вещь для исполнения перед старшей аудиторией, потому что в ней были гармонии, и звучала она красиво, так мы пели ее в клубах. Потом мы начали выступать в радио-шоу – мы играли в передачах “Radio One”, а они всегда требовали исполнять каждый день другую песню. И после того, как у нас стали заканчиваться наши песни, мы решили исполнить эту вещь. Беда была в том, я думаю… Это было до того, как у нас появились хиты… У нас было запланировано выступление в университете Лидса на следующей неделе. Они заказали нас, а потом услышали нас по радио, исполняющими “Let It Be Me”. И они подумали, что мы – группа легких гармоний. Тогда они взяли и отменили наше выступление, так как решили, что мы уже больше не рок-группа. Мы ведь играли вещи всякого сорта. Вот почему мы тогда подумали и решили, что больше не будем её исполнять, поскольку это будет портить наш имидж. А потом, позднее, я думаю, мы выступали в шоу с названием “Talk of the town”, которое проходило в знаменитом ночном клубе Лондона, это было в 1976 или 1977 году. Мы исполнили песню с сингла, который в тот момент у нас был, и они попросили еще одну песню – тогда-то мы и спели еще вот эту песню. Так что мы никогда не записывали ее как следует, так как этого никогда и не предполагалось…

— А есть ли, в принципе, какие-то записи со времен Smokie, которые никогда не издавались, какие-либо джем-сейшены, ауттэйки и т.п.?

— Я так не думаю. Я полагаю, если бы они были, то что-то из этого было бы уже опубликовано… Была пара песен – “Love’s a Riot” и “Roll On Baby”, но они теперь они уже изданы. Я не думаю, что мы много записали чего-то другого. То есть, могут быть какие-то вещи, которые мы записывали для “The Other Side Of The Road” или “Solid Ground”, возможно существует пара треков, так и неизданных до сих пор. Но бОльшая часть всё же уже опубликована. Знаете ли, несколько лет назад было достаточно много неизданных вещей, но теперь… Я думаю, может быть где-то и валяются какие-то демо-записи, я уверен, что они есть.

— Знаете, в наше время есть такая тенденция – при выпуске юбилейных переизданий помещать туда такого рода материал…

— Да, я знаю. Но проблема в том, что весь материал старых Smokie принадлежит компании BMG, или Чинну/Чапмену и BMG совместно. И они продолжают издавать эти вещи. А нам за это много не платят, поскольку так было обговорено в ранней части нашего соглашения. Вначале я был не против этого, но теперь это начинает немного действовать мне на нервы. Потому что они имеют весь этот материал, но потом звонят и говорят: “У вас есть чем дополнить это издание?” И тогда я думаю – почему я должен давать вам какие-то дополнительные вещи – чтобы вы сделали больше денег на этом паршивом альбоме? Знаете, я лучше подожду до определенных моментов. У меня есть некоторые демо-записи, в коробках у меня лежат магнитофонные ленты, но это всё довольно низкого качества, видите ли. Однако возможно и стоило бы выпустить это всё со временем – для тех, кому это действительно интересно было бы услышать. Ведь когда я слушаю The Beatles и подобные вещи – это здорово для меня, мне нравится слушать это… Так что, какие-то вещи возможно еще и есть, но я должен это поискать.

— Знаете, Ваши истинные фаны будут рады любому такому кусочку в любом качестве…

— Да, это верно, это то, что у меня было с The Beatles, то же самое. Но у меня есть подобный материал, есть такие вещи, есть где-то ленты с таким материалом. Недалёк тот день, когда я этим всем займусь.

— Давайте сделаем это!.. ;)

— О, да (смеется). Может быть… Какой у нас там следующий юбилей?.. Сколько прошло от 1975-го?.. (считает) 35 лет, так?.. Да, 35 лет. Может быть к 40-летию я соберу это всё вместе (улыбается).

— Будем надеяться!

— Не так давно я прочитал в одном интервью, что Smokie играли на концерте в Париже в 1982 году с Парижским Оперным оркестром. Это правда?

— Мы использовали струнные Парижской Оперы на некоторых записях, типа “I’ll meet you at midnight”, но никогда не выступали живьем с оркестром. Может быть там говорилось, что они играли на альбоме “Changing All The Time”… Этот альбом мы вначале наполовину сделали в Лондоне, а остальную часть – в Париже. Я думаю, “If you think you know how to love me” была записана с симфоническими музыкантами Лондона. А затем мы работали в Париже, и песня “Don’t play your rock-n-roll to me” была сделана с музыкантами парижского оркестра. “Changing All The Time” – она также была записана там. Потом мы вернулись в Париж еще раз, чтобы записать “I’ll meet you at midnight” и еще пару других вещей, так что они также были сделаны вместе с Парижским оркестром. Но это было наше единственное сотрудничество с ними, насколько я знаю.

— Год назад Вы рассказывали мне о том, что обновляете Вашу домашнюю студию, переделывая её в цифровую. Как обстоят дела в ней сейчас?

— Я записываюсь там с детьми, мы сделали 4-5 песен. Я пока не делал там ничего для себя.

— Вам нравится новая студия?

— По правде говоря, мне всё еще больше нравится то, как было раньше. Я продолжаю жаловаться и кричать на эту студию, знаете ли (улыбается). Вы можете делать массу вещей на этом цифровом оборудовании – перемещаться по материалу и всё такое, можете вырезать-вставлять фрагменты, передвигать их, менять ноты, делать их громче, делать их тише, менять их местами, убирать их, использовать все эти плагины после всего – вы можете делать все эти вещи… Но, на самом деле, я предпочел бы работать по старинке, честно говоря. И, я думаю, всегда буду. Это лучше, это хорошо, это имеет гораздо больше возможностей… но… Было что-то магическое в установке магнитной ленты в аппарат и использовании аналогового пульта, просто что-то волшебное в этом было, правда…

И я думаю, что если бы я собирался делать это заново теперь… потому как я приобрел эту студию и установил её… Да, она выглядит великолепно, она хороша, но на самом деле, если бы я делал это по-новой, теперь я знаю… потому что раньше я не знал, что я буду с ней делать, я ведь никогда не работал… Я работал с вещами типа Pro Tools или Cubase, Pro Logic и т.п. Но я всегда был в чьей-то студии, с кем-то другим, кто делал всю техническую работу. И я полагаю, я всегда знал принципы этого дела, очевидно. Но если бы я знал тогда то, что я знаю сейчас, я бы скомбинировал это. Я бы взял новый аналоговый пульт и соединил его с компьютером и магнитной лентой, и это бы всё работало вместе. Но теперь уже слишком поздно. Это можно было сделать, это было возможно в принципе, это было бы наилучшее сочетание обоих миров для меня. И, в конце концов, если я когда-либо буду ремонтировать студию – это то, что я бы сделал, я бы сделал комбинированный вариант.

— Вы упоминали, что не так давно были у Пита Спенсера. Как он поживает?

— Он в порядке. Он записывает какие-то песни, немного пишет, понемногу делает демо-записи, немного играет в каких-то группах. Он не из тех, кто делает множество вещей, он не слишком себя утруждает, я думаю.

— Нет ли у Вас планов написания песен совместно с Питом или Аланом, ведь в наше время совсем не надо ехать друг к другу, а можно просто обмениваться файлами?

— Да, вы можете обмениваться файлами. Но наилучший способ написания песен – это только сидеть напротив друг друга, с гитарой, это самый лучший путь.

— Значит Вы в какой-то степени старомодный композитор? ;)

— Да, я думаю...

— Я имел в виду, что когда Алан рассказывал о том, как делался его последний альбом с Питом – они многое делали дистанционно, просто обмениваясь файлами…

— Да, но Пит делал большую часть из этого, Алан никогда этим не занимался. Я полагаю, они делали это так – у Алана уже была идея песни или большая её часть, и он посылал её Питу. А затем Пит пробовал добавлять к этому какие-то вещи или что ещё, или может быть делать всё наоборот. Но, в действительности, это не написание песен совместно, это просто – когда у вас уже есть песня, и кто-либо только добавляет немного к ней или что-нибудь ещё в этом роде. Совсем другое дело – приняться за дело с нуля, сказав: “О'кей, что мы будем делать, давай напишем песню”. И затем ты что-то предлагаешь, говоришь: “Как насчет этого?”, а другой отвечает что-то вроде “О'кей, я могу развить это…”. И вы обмениваетесь с ним идеями в таком ключе. Это то, что на самом деле и есть написание песен. Я хочу сказать, что да, конечно, вы можете делать какие-то вещи и порознь… Вам просто говорят: “Я сделал вот это, не знаю, что с этим делать теперь, у тебя есть идеи для меня?”, и вы слушаете это… да, добавляете этот кусочек, посылаете обратно – “Теперь всё в порядке”… Но, вообще говоря, это не совместное написание песен.

Но, в любом случае, я уже говорил, что я не так много пишу в данный момент. Мне не для чего писать, разве что для детей. И плюс такой фактор – я думаю, что если вы не проводите вместе много времени, если вы не живете в одном регионе, то вы можете писать разные типы песен. Когда я был у Пита в этот раз, он сыграл мне песню, над которой сейчас работает, довольно неплохая песня. Он хотел немного гармоний для нее, и никак не мог придумать эти гармонические части. Так, я напел ему три партии гармоний для этой песни, чтобы он мог это потом послушать и позже обработать. Это была довольно милая песня, и я сказал ему потом, что возможно, когда я вернусь к написанию песен или созданию своего студийного альбома снова, и эта песня у него всё еще будет болтаться без дела, то может быть мы сможем поработать над ней. Возможно это был бы способ сделать что-то совместно. Но в настоящий момент нет реальной необходимости в этом, знаете ли…

— Это всё, Крис, большое Вам спасибо!

 

 

Спасибо всем, кто присылал вопросы для Криса, а особенно – Ирине (Томск), Katryn (Пермь), Simson'у (Москва), Лизе (Армавир), Олегу (Даугавпилс), Дмитрию (Чернигов).

Огромная благодарность Annie (Германия) за её большую и неоценимую помощь в работе над этим и другими материалами сайта.

Copyright © Июль, 2010 by www.chris-norman.ru
Перепечатка материалов в целом или частичном виде может осуществляться лишь с разрешения редакции сайта. Нарушители будут наказаны в соответствии с законом об авторском праве.