“Я действительно получаю удовольствие, погружаясь в музыку!”
Интервью с Шеннон Каллахан
 

Shannon CallahanВ декабре 2005 года Крис Норман полностью обновил состав своей аккомпанирующей группы. Одним из новобранцев стала гитаристка и вокалистка Шеннон Каллахан (Shannon Callahan). На сцене она играет бок о бок с Крисом, составляя с ним также великолепный дуэт в песне “Stumblin’In”. Благодаря своему яркому, запоминающемуся сценическому поведению, хорошим вокальным кондициям и, не в последнюю очередь, внешнему обаянию она уже успела полюбиться многим из нас. Незадолго до Нового Года Шеннон выпустила свой сольный альбом “Nectar”. Об этом и о другом мы и побеседовали с ней.

 

— Шеннон, давайте начнем с самого начала. Расскажите, пожалуйста, откуда вы родом? Есть ли в вашей семье музыканты или артисты? Несколько слов и о вашей карьере.

— Я родилась в Америке, в Сан-Франциско. Мои родители были политическими активистами и гастролирующими музыкантами. Так что я росла среди артистов. Я начала участвовать в постановках детского театра в 9 лет, а в 11 лет начала заниматься оперным искусством. Получила диплом по оперному вокалу в Миллз-колледже, кроме того, училась опере во Флоренции, в Италии. В Европу я приехала в 2000-м году для гастролей с оперной труппой. После тура по Швейцарии я встретила менеджера, работавшего в Берлине. Я исполнила более 20 оперных ролей и участвовала в сотнях оперных концертов. Но после получения работы в оперной труппе за пределами Берлина, я поняла, что могу зарабатывать гораздо больше, работая в музыкальном театре. Я была готова к переменам, и, кроме того, я была готова иметь, наконец, стабильный заработок после многих лет странствий, и организации концертов и прослушиваний в одиночку.

— Какие музыканты повлияли на вас или кто ваши любимые артисты?

— Мои любимые артисты разнообразны. Это Ella Fitzgerald, Renee Fleming, Maria Callas, Diana Krall, Elvis Costello, Squeeze, Joni Mitchell, James Taylor, Patty Griffith, Sheryl Crow, Annie Lennox, Kate Bush, Bjoerk, Deva Premal, Eva Cassidy, Barbara Streisand, The Clash, Bruce Springsteen, Bob Marley, Dave Mathews, Emmy Lou Harris, Dolly Parton – этот список очень длинный…

— Говоря о женском вокале – а вы слышали Loreena McKennit, и каково ваше отношение к такой музыке?

— Мне очень нравится кельтская музыка. Loreena McKennit особенно хороша. Также хороши Clannad и Kiela, две другие ирландские группы. В Ирландии вообще столько музыки! Другой ирландский автор и исполнитель, который может вам понравиться, это David Gray. У него есть замечательные песни!

— На каких инструментах вы играете? Какие из них есть у вас дома? Кстати, играете ли вы на добро?

— Я играю немного на фортепьяно и немного на гитаре. Я начала учиться играть на гитаре около 5 лет назад, но только для того, чтобы я могла писать песни. Я никогда бы не назвала себя гитаристкой. К сожалению, я не умею играть на добро. Я хотела бы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО уметь играть на гитаре! Дома у меня есть место только для моей гитары… Я бы очень хотела иметь дома Wuerlitzer.

— А что такое Wuerlitzer?

— Wuerlitzer – это такой вид электрооргана, созданный, я думаю, в 60-х годах. У него красивое, мягкое звучание, и он не занимает много места.

— Когда вы начали писать ваши собственные песни?

— Я могу припомнить, что я писала песни еще будучи маленькой девочкой. Бывало, я писала стихотворения и напевала мелодии на кассетный магнитофон, а потом прятала эти кассеты так, чтобы никто не нашел. А сейчас так забавно слушать эти записи!

— Как получилось, что вы попали в группу Криса Нормана?

— Мне очень повезло – мой приятель, Christian Steinhauser, который занимался аранжировкой струнных на одном из альбомов Криса, порекомендовал меня ему.

— Вы, наверное, и не слышали песни Криса Нормана до того, как приехали в Германию?

— Нет, но мои родители слышали его.

— Что вам нравится и не нравится во время туров или “живых” концертов?

— Я обожаю туры и концерты! Я только скучаю по своей кошке иногда, когда отсутствую дома слишком долго.

— Было время, когда вы работали также в мюзиклах в Берлине. Вы продолжаете это занятие?

— НЕТ. У меня нет никакого желания возвращаться в музыкальный театр, хотя я благодарна за ту работу, которую я получала там.

— Некоторое время назад у вас был свой собственный проект “The Shannon Callahan band”, расскажите об этом. Почему вы прекратили его?

— Эта группа была моей первой попыткой работы с другими музыкантами. Это было ужасное время для меня! Ужасное, потому что я была очень критична по отношению к себе и боялась брать на себя риски. Я просто была очень неуверенна в себе и в своем сочинительстве. Но теперь я полагаю, что это было очень успешное время в том смысле, что я узнала больше о самой себе, о характере музыки, которую я хочу играть и о типе людей, с которыми я хочу работать. К сожалению, тот период времени закончился, потому что я захотела изменить свой стиль, и мне нужно было какое-то время без этого проекта, некая пауза, чтобы сделать это. Я думаю, мы могли бы продолжать работать вместе и писать хорошую музыку. Мы до сих пор друзья с моей бывшей группой. Они замечательны! Те песни имели более поп-роковый саунд, чем моя нынешняя музыка. А мне захотелось пойти немного в сторону фолка/джаза/“Американы”.

— Является ли группа “The Finest” вашим нынешним проектом? Что за музыку вы играете в нем?

— “The Finest” – это моя совместная работа с гитаристом и композитором Роном Шпильманом (Ron Spielman). Наша музыка – это забавная смесь из фолка и джаза. Они великолепные музыканты!

— Итак, в “The Finest” вы исполняете джазовые вещи, вы пели в опере, пели в мюзиклах, музыка Криса это скорее гитарный софт-рок, а ваш собственный альбом – это совершенно другой тип музыки, отличный от перечисленных. Как вам удается быть такой разносторонней, и что более естественно для вас? Что же вам больше нравится петь – фолк, кантри, рок, оперу…?

— Я люблю музыку. Не имеет значения, какого она стиля.… Если она волнует меня, тогда я хочу стать ее частью. Есть даже рэп-музыканты, которые мне нравятся! Дело не в стиле музыки, дело в искренности. Я реагирую более всего на это. Мне очень повезло в том, что я имела возможность экспериментировать и заниматься множеством разнообразных вещей. А многие люди не имеют такой возможности. Если в какой-то момент я прекращу учиться и пробовать что-то новое – значит, наступило время выбирать новую профессию.

— Публика всегда просто в восторге от вашего поведения на сцене в таких песнях как “Sledge Hammer” или “My Sharona” – вы поете, танцуете, носитесь по сцене, привнося в шоу так много энергии и “экшена”. Откуда идет этот стиль сценического поведения – от работы в мюзиклах, вашего ощущения музыки, чего-то еще?

— Этот стиль поведения называется “ВЕСЕЛИТЬСЯ!”. Я не делаю это только ради публики, я действительно получаю удовольствие, двигаясь и погружаясь в музыку! И никаких тренировок для этого не требуется… :-)

— К настоящему времени вы уже несколько раз побывали в России. И, хотя зачастую у вас не бывает времени, чтобы посмотреть те места, где вы выступаете, но все же, каковы ваши впечатления от страны и от людей?

— Русские люди удивительно симпатичны мне. Семья моего отца происходит из Одессы, а мой лучший друг, с которым мы росли, иммигрировал из Украины. Так что я всегда ищу какие-то частички моей семьи и любимых людей в глазах тех, кого я встречаю там. Из того небольшого, что я видела в России, я понимаю, что у вас есть огромный разрыв между теми, кто богат, и теми, кто нет. Я вижу годы трудных времен, которые способствовали горячему желанию добиться чего-то и стать сильным. Я вижу нежность и теплоту посреди холодного ледяного шторма. И я вижу наивность и удивительную открытость, которую мне хочется защитить как маленького ребенка. Я также вижу гордую и смелую волю, которая, я надеюсь, приносит лучшие, более благополучные времена для всех людей в России, а не только для состоятельных. По большей части, я вижу загадочную, прекрасную страну, о которой я хотела бы узнать побольше!

Nectar CDДавайте теперь поговорим о вашем альбоме “Nectar”.

— Что означает название альбома?

— Я взяла значение слова “Нектар” из греческого:
        “Нек” – смерть
        “Тар” – преодолеть.
        Мне понравилась идея Нектара – это часть того, что оживляет мир. Это сладость, которая продолжает рождение новой жизни.

— Как долго вы работали над альбомом? Была ли это долгая трудная работа или он был записан быстро, без пауз?

— Некоторым песням уже несколько лет. Более половины диска составляют новые песни. В июле прошлого года мне сказали, что я должна буду записывать этот диск в октябре. Поэтому у меня было три месяца для того, чтобы написать большинство песен и собрать группу музыкантов. В итоге же, у меня оставалось лишь 9 дней, чтобы закончить работу над альбомом. Я должна была завершить его до Рождества, чтобы передать человеку, поддержавшему этот проект. Этого времени было слишком мало. И многие вещи я бы сделала по-другому, имей я побольше времени. Но, тем не менее, я горжусь тем, что мы совершили за такое короткое время.

— Вы являетесь автором всех песен, не так ли?

— Да. Мне немного помогли на одной из песен…. Но это была в основном просто помощь в аранжировке.

— Кто придумывал аранжировки? Что предопределило именно такой выбор инструментов, почему вы не использовали, например, фортепиано или аккордеон?

— Аранжировки делали музыканты группы и я. У нас не было времени на фортепиано или аккордеон! Я бы очень хотела иметь побольше времени, чтобы поработать и с этими инструментами!

— У вас есть любимая или особенно дорогая песня на этом альбоме?

— Это все равно, что спросить мать, кого из детей она любит больше. Конечно же, есть песни, которые по моим ощущениям более близки к завершенности…. Но я люблю их все, по той или иной причине.

— “Busy Bee” – это песня о вас?

— Нет. Я написала ее для хорошего друга… и для всего мира.

— В благодарностях в буклете среди многих вы поблагодарили своего отца “за то, что он верил, когда вы уже нет”. Красивые слова. Это связано с какой-то особой историей? Тот же вопрос касается и слов “за встречу меня на реке”.

— Песня “River’s Edge” была написана для моего отца. Бывали времена, когда у нас с ним были трудности в понимании друг друга. Но, на мое счастье, он продолжает стараться и поддерживает наш диалог. Он проявляет желание говорить со мной и слушать, соглашаясь и не соглашаясь. Даже при всех наших разногласиях остается ясным, что я могу рассчитывать на его безоговорочную поддержку, и это бесценно.

— Вы уже получили какие-то отзывы на ваш альбом от коллег по CN Band?

— Все члены группы и Крис очень поддержали меня в этой работе. Они приобрели диски в качестве подарков для своих друзей и дали мне множество прекрасных отзывов. Это многое значит для меня – то, что моим коллегам нравится моя музыка. Я безмерно уважаю их всех, не только как музыкантов, но и как людей.

— Будете ли вы исполнять эти песни вживую? Каковы ваши планы по промоушену диска?

— Официальная презентация диска состоится 22 февраля в клубе Quasimodo в Берлине. Также я буду выступать в Гамбурге в клубе Angies 19 марта. Я планирую выступить сольно на трех фестивалях в Англии в течение лета, но эти планы не окончательны. Нет пока и четких планов по промоушену… так как я занимаюсь всем одна. Я как бы учусь по ходу дела и благодарна за любую помощь, которую я могу получить! Люди, которые слышали мой диск, отзывались весьма восторженно, так что я надеюсь, что и реакция зрителей на этих концертах также будет ХОРОШЕЙ!

— Каков состав группы, с которой вы будете выступать?

— Я, вокал/гитара
        Mat Callahan (мой папа), гитара/гармоника
        Ron Spielman, гитара
        Leon Schurtz, контрабас
        Topo Gioia, перкуссия
        Marc Rossier, добро
        Michael Kersting, перкуссия
        Yvonne Moore, бэк-вокал
        Sarah Schurtz, бэк-вокал

Дорогая Шеннон, спасибо за ответы на эти вопросы! Мы желаем вам большого успеха с вашим альбомом и сольными выступлениями! До встречи также на концертах Криса!

 

Некоторые песни из альбома можно послушать на страничке Shannon Callahan в интернете – http://www.myspace.com/shannoncallahanmusic.
   Страница проекта “The Finest” – http://www.myspace.com/thefinestnet.
 

Спасибо всем, кто присылал свои вопросы для Шеннон!

2008 © www.chris-norman.ru