>>> in English
Интервью с Джорджем Кервински
 
Часть 4
 

Джордж, не могу не спросить тебя о твоей работе с Deep Purple, поскольку эта группа всегда пользовалась особой популярностью в бывшем СССР.

— На самом деле, это была моя первая профессиональная работа, помимо нерегулярной работы для “Mama Concerts”, когда я возил кого-нибудь оттуда сюда или что еще. Первым концертом в “Олимпиахалле” после Олимпийских игр в Мюнхене, первым рок-концертом, который проводился в таком большом зале как этот, был концерт Deep Purple. Это был, что называется, оригинальный состав, великий Deep Purple с Блэкмором, Гилланом, Гловером, Лордом и Пейсом. И это был их последний тур, так как после него Ричи Блэкмор и Иэн Гиллан не поладили друг с другом. В то время у них уже были разные гримерные комнаты, и они не разговаривали друг с другом. После этого они распались, затем пришел Ковердейл и т.д. Это всё было в 72-74 гг. Тогда-то я их впервые и встретил. А затем, с годами, мне довелось работать практически со всеми формациями Deep Purple.

И какая из них оставила у тебя наиболее положительные воспоминания?

— Это был, вообще говоря, первый состав, с которым я работал. Но не могу сказать уверенно, ведь даже в составе с Ковердейлом это было вполне хорошо. У меня есть золотой диск от Deep Purple, я показывал его тебе? От 1975 года, вот он (показывая фото). Он был сделан для Югославии. (читает) Deep Purple... успешное сотрудничество... в Югославии... Загреб, март 1975 г. Это их золотой диск. Группе вручили 5 или 6 таких, и Ковердейл дал мне этот экземпляр. Он у меня дома. И, кстати, (показывая фото) вот это платиновый диск, который Тина Тернер получила за “Simply The Best”, и она дала его мне. А еще у меня есть рождественская открытка от Deep Purple, которую они мне прислали. Вот она. “Happy Christmas from Deep Purple!” Подписана всеми ими – Ковердейл, Джон Лорд, Ричи Блэкмор... Это был состав с этой картинки. Purple Records. Здорово, не правда ли?

Фантастика!

Хорошо известно, что у Ричи Блэкмора был тяжелый характер. Каковы были твои впечатления о нем?

— Не знаю, он, конечно, великий музыкант, но, как человек, он был полный кретин. Я не удивлен тому, что они с группой разошлись, потому что никто, даже члены группы, его не любили. Да, безусловно, он был одним из главных мозгов группы, и его музыка, и, конечно, “Smoke On The Water”, и всё остальное, чем он был знаменит. Но, как человек, он был действительно... И, кроме того, он практиковал розыгрыши, используя при этом других людей. Он придумывал свои шутки, чтобы разыграть кого-то, но он не делал это сам, лично. Он начинал это дело и затем наблюдал за всем издалека. Так, однажды они подняли меня с постели... 4 часа утра, я крепко сплю. Вдруг раздается стук в дверь, я вскакиваю с кровати, я не понимаю, что происходит, я в панике. Бегу к дверям в одних трусах, открываю дверь. Там стоит Ричи Блэкмор с двумя роуди. У которых в руках два огнетушителя. И они окатывают меня из них, они выливают всю пену на меня! А он хохочет, и затем они убегают... Да я мог бы убить его за такое! И это не всё, что он делал со мной.

Он постоянно делал мне подобные вещи. Как-то раз в мюнхенском “Олимпиахалле” – это было днем, перед саундчеком – он выходит из своей гримерки, а я в это время прохожу мимо. Мы были в дружеских отношениях, знаете, это было так, как и должно быть в туре, вообще говоря. Но он всегда был немного не такой как все. Я был более дружен с остальными, а он все равно держался как-то особняком. И вот, значит, он подходит и заговаривает со мной. Он кладет мне руку на плечо, мы прогуливаемся за кулисами и идем в направлении кейтеринга. Затем он садится там, а я иду по своим делам. И, начиная с этого момента, все, к кому я приближаюсь, все они показывают на меня пальцем и смеются. Я думаю – что ж такое, может у меня брюки расстегнулись или что еще, я не понимал, что случилось. И я хожу везде в таком состоянии еще полчаса и привлекаю внимание людей. Затем я захожу в туалет и смотрюсь в зеркало... Оказывается, когда он обнял меня рукой, то положил мне на плечо кусок ветчины. И я ходил с большим куском ветчины на своем плече :). Это же детский сад!.. Вот такого плана это был человек.

А еще одна история была, когда мы играли в футбол. “Mama Concerts” против Deep Purple. Он ведь тоже был большим фанатом футбола. Итак, мы играли в Мюнхене на тренировочном поле рядом с Олимпийским стадионом.

В 70-е?

— Нет, это было позже, уже в 90-е. Это было, когда они вновь объединились, перед тем как снова разойтись. Я был в туре с ними, поэтому я играл за команду Deep Purple. И я же организовал другую команду из Мюнхена, нашего соперника – это были люди с радиостанций, диджеи, некоторые люди не из музыкального бизнеса, которые умели немного играть в футбол – просто забавы для, на самом деле. Игра началась, но через 5 минут британский тур-менеджер Deep Purple, который играл в защите, подходит ко мне и говорит: “Ричи сказал, что хочет, чтобы ты играл за другую команду”. Посреди игры! Я спрашиваю: “Что ты имеешь в виду?”. Он отвечает: “Он только что сказал мне, что хочет, чтобы ты играл...” Я говорю: “Послушай, я в вашей команде, я в команде Deep Purple, и я остаюсь здесь...” Я играл на левом фланге, а Ричи играл на правом, так что он был на другой стороне поля. Итак, игра продолжалась, я тоже играл. Спустя 15 минут этот парень подходит ко мне снова и говорит: “Ричи очень сердится, что ты всё еще играешь. Ты должен пойти, поменять футболку и играть за другую команду”. Я был реально... Я был так взбешен!.. Я ушел с поля, пошел в раздевалку, переоделся в свою одежду и вернулся со своей сумкой к полю, где остальные члены Deep Purple наблюдали за игрой. Иэн Пейс, Джон Лорд и Роджер Гловер – они не играли, просто смотрели. Итак, я иду с сумкой и нахожусь теперь у той стороны поля, где играет Ричи Блэкмор, на правом крыле. И тут он идет в мою сторону и говорит мне: “Почему ты переоделся, почему ты больше не играешь?” Я отвечаю: “Сейчас я тебе расскажу!..” И я пошел на него, я и вправду хотел ударить его, подраться с ним. Он стал убегать от меня, а группа сзади пыталась оттащить меня от него :). Тогда я был, пожалуй, ближе всего к тому, чтобы на самом деле поколотить его. Я был так расстроен и зол. И это еще продолжалось, и он продолжал притворяться. Мы гастролировали еще пару недель, и он продолжал твердить мне: “Почему ты тогда ушел с поля? Что это тебе дало?” Я сказал: “Послушай, Ричи, перестань говорить об этом. Ведь именно ты сказал этому парню, чтобы я сменил майку и играл за других!” – “Я никогда не делал этого”. Вот такого рода придурок он был, заваривал кашу просто чтобы развлечь себя. И все те годы я становился одной из его жертв, время от времени :).

Что насчет Пола Маккартни?

О, с ним мы быстро и легко подружились. Для меня, как поклонника Beatles, работать с Маккартни было мечтой. Я был в туре с ним только один раз. Это был его первый тур после Wings. Он гастролировал по Германии и раньше, но с группой Wings. Но после Beatles, которые положили начало своей карьере в Гамбурге, Пол Маккартни никогда не приезжал туда с концертами, даже в турах с Wings они не играли в Гамбурге. И в своем первом сольном туре в 1989 году, когда я ездил с ним, он начал германскую часть с Гамбурга. Была мировая пресс-конференция в “Кайзеркеллер” – единственном существующем до сих пор клубе, в котором играли Beatles, это легендарное место. В последних двух германских турах с Крисом мы также там выступали. Итак, я забрал Маккартни – он прибыл со всей группой на частном самолете в аэропорт Гамбурга. Мы немного проехали на своих машинах к самолету, посадили всех и поехали прямо из аэропорта в “Кайзеркеллер”. Там была установлена небольшая сцена, где сидел Маккартни с Линдой, она путешествовала с ним, была в его группе, на самом деле. И если вы знаете эту историю, во время пресс-конференции я хожу по комнате, а в дальнем углу её стоит мужчина и рассказывает что-то журналистам...

О да, мы знаем эту историю :).

— Это был тот самый парень из заведения “Гретель & Альфонс”, который заявлял, что Beatles должны ему денег :). А потом, на следующий день, я отправился туда с Маккартни, и он подписал плакат “Простите, понадобилось 27 лет!”, и вся эта история.

Итак, мы с Маккартни сразу же подружились, он нравился мне, я ему. Он освежил свой немецкий, подзабытый со старых гамбургских дней – мы разговаривали в машине по-немецки.

А еще это был тур, в котором... К тому времени мы не виделись с Крисом Норманом уже несколько лет. Но так случилось, что во время этого тура он тоже находился в Германии, был занят в каких-то шоу. И он оказался в Мюнхене, когда туда приехал Маккартни, тот играл по 2 концерта в каждом городе. Итак, Крис был в Мюнхене, у него был свободный день, и я пригласил его на концерт Маккартни. Он в первый раз видел одного из Beatles, играющего живьем. Кроме того, в этом туре Маккартни впервые исполнял на концертах песни Beatles. Поскольку, пока он был с Wings, он не делал этого. А ведь было множество песен, которые были выпущены в то время, когда Beatles уже не играли концертов – “Sgt. Pepper”, их последние альбомы – эти песни никогда еще не исполнялись живьем. А тут Маккартни начал их исполнять. Я разместил Криса у микшерного пульта, так что у него был наилучший обзор и т.д. И во время концерта я пошел туда, как раз когда Маккартни начал петь песни Beatles – Крис стоял там и плакал, он был настолько тронут... В общем, от Маккартни у меня остались хорошие впечатления. За исключением его жмотства с деньгами, возвращаясь к истории, которую вы знаете :).

Ты как-то показывал мне копию завещания Оззи. Расскажи, пожалуйста, эту историю...

— Я работал с Оззи еще во времена Black Sabbath, в 70-е. А это случилось уже в 90-е, а точнее в 1995 г. Мы с “Mama Concerts” делали несколько шоу с Оззи. На следующий день после концерта в Мюнхене я направился в отель, чтобы забрать Оззи и отвезти в аэропорт. Он ездил в туре со своей семьей – с Шэрон и тремя детьми, они тогда были еще маленькими. И обычно такое делается по соображениям страхования – я имел подобный опыт с артистами несколько раз – когда артист ездит вместе со своим партнером или семьей, т.е. если путешествуют муж, жена и дети, и они летают не регулярными рейсами, а частными самолетами, то по страховочным причинам они всегда должны лететь отдельно. Так, Оззи с семьей должны были отправиться из Мюнхена в Милан, что не так уж далеко. И конкретно в тот день они вынуждены были лететь все вместе. Я не знал про это, я приехал в отель и ждал в лобби, пока спустится Оззи. Но тут приходит его помощник и говорит – Оззи хочет с тобой поговорить. Он приводит меня в его номер-люкс, и Оззи говорит мне: “Я хочу попросить тебя об одолжении, но я не знаю...” Я говорю: “Что случилось?”, так как вижу, что он затрудняется попросить меня :). Он как-то мялся в нерешительности, не знал как сказать. Я сказал: “Да просто скажи прямо, в чем дело?” И тогда он объяснил мне – когда мы приедем в аэропорт, то там у нас только один самолет, я лечу со своей семьей, мы все будем в одном самолете. И на случай, если что-нибудь произойдет в дороге, он должен отправить свое завещание, свою последнюю волю, страховой компании. Завещание должно быть отправлено по факсу в Лондон, до того как самолет вылетит из Мюнхена – это были времена телефаксов, тогда еще не было интернета :). Так вот, согласен ли я подписать его последнюю волю? И я подумал – его ПОСЛЕДНЮЮ волю??.. Мне всё казалось, что это какая-то сомнительная, странная история. Но оказалось, что у них уже всё было приготовлено, в бумаге стояло его имя. Итак, я подписал её. А потом, когда мы отправились в аэропорт, я высадил Оззи в той зоне, где базировались частные самолеты. А сам затем побежал в терминал, чтобы успеть послать факс в Лондон до того момента, когда взлетит их самолет. Вот так получилось, что мне довелось подписать его завещание, его последнюю волю :). Это звучит... Когда ты говоришь кому-нибудь: “Я подписал последнюю волю Оззи” :)). Но самое же интересное заключается в том, что в ней было написано – то, что в то время они не завещали ничего из их имущества семьям родителей – ни семье Арденов, ни семье Осборнов. Они посвящали всё это семейным приютам, т.е. домам для бездомных детей или детей без родителей.

Как я читал в книге Шэрон Осборн, долгое время она была в конфронтации со своим широко известным отцом Доном Арденом, так что такое решение не удивительно...

— Да, они постоянно воевали. Он был большим мафиози. Он был менеджером не только Black Sabbath, но многих других исполнителей. И он был действительно ужасным человеком. Но затем, забавная вещь случилась во время сериала “The Osbournes” – того, что они делали для ТВ – как в конце они снова обрели дружеские отношения с отцом. А Шэрон и Оззи снова поженились, устроив еврейскую свадебную церемонию :). Так что я не думаю, что сегодня последняя воля Оззи такая же, какой она была тогда... (смеется)

Говоря о долгих турах – что является главным, что помогает выживать в них? Как тебе удается сохранять себя бодрым, здоровым и полным энергии?

— Ох, это трудно сказать. У тебя либо есть энергия, либо её нет. Что касается меня, то я считаю, что у меня этот запас еще из “до рок-н-ролльного” периода моей жизни, ведь в своей молодости большую часть времени я был очень спортивен, я постоянно занимался спортом. Я не употреблял алкоголь, я не курил траву. Думаю, я выкурил свой первый косяк, когда мне было 24. Так что я веду более-менее здоровый образ жизни все свое время. И я пил молоко! Когда в 60-е и ранние 70-е я работал диск-жокеем в Лондоне, я не употреблял алкоголь, я пил молоко целыми днями. Я был действительно здоровым человеком, и, я думаю, мой организм, моя хорошая физическая форма все еще происходит оттуда. Кроме того, находясь в туре, ты должен отдыхать настолько много, насколько это возможно, особенно в моем возрасте. Днем, если есть возможность, я могу прилечь на часок. То же самое и с Крисом, на самом деле – отдыхать по возможности больше является обычной практикой. Я не делаю ничего специального, вроде пробежек или ходьбы. Крис всегда делает это, но не дольше недели или около того :). Когда он загорается идеей, он начинает этим заниматься, но потом снова забрасывает... С тех пор как мы здесь (в туре), он бегал по утрам каждый день. Первые два дня он действительно бегал, а на третий день – когда мы сидели на завтраке – он пришел, и я спросил: “Ты что, только что с пробежки?”. Он ответил: “Нет, это уже не пробежка, это, скорее, прогулка...” (смеется). Так что, это быстро убавляется.

В общем, я считаю, что или у тебя есть силы, или их нет. Я не делаю ничего особенного для этого.

И нет никаких особых секретов? :)

— Нет, совсем нет.

Но я вспоминаю какие-то туры прошлых лет в России, длиной чуть не в месяц, и как в их конце все выглядели словно...

— Словно выжатые? Да, я по-прежнему наблюдаю такое в достатке – за годы работы, даже до того, как я начал вновь работать с Крисом, со всеми молодыми исполнителями и молодыми группами. Если гастроли доходят до 4-5-6-7 недель или пары месяцев, то все эти молодые ребята, они просто не выносят этого. Я всё ещё ношусь и делаю это, а они не могут. Я думаю, дело тут может быть и в режиме тоже. Но, ты либо создан для этого образа жизни, либо нет. И, видимо, я создан для него.

Этот вопрос, очевидно, из разряда глупых, но тем не менее. Как давно существует твой, так хорошо известный членам группы, фирменный вопль “Abfahrt!”? :)

— Ну, на самом деле, его не существовало до Криса, я никогда не использовал это раньше. Я подхватил этот прием, т.е. это не моя придумка. Это был наш охранник... Это было близко к тем временам, когда я снова встретил Криса. Я работал тогда с No Angels, германской девичьей группой. Эти девушки были настолько неорганизованны, они постоянно опаздывали, и они все время разбегались в разные стороны в одно и то же время и т.д. А с ними работала пара человек, которые обеспечивали безопасность, и один из них обычно так и кричал. Сперва это действовало мне на нервы, и я сказал ему, чтобы он не обращался подобным образом к девушкам. Он постоянно орал: “ABFAHRT!!!” (так громко, что закладывает уши :)). Позднее он, в итоге, ушел от нас, но девушки настолько привыкли к этому, и оказалось, что это работает. Поэтому я тоже стал применять это к ним, и, с тех пор, я использую этот “Abfahrt!” :)). Это было из разряда тех приемов, которые ты перенимаешь от других людей. Одно время я был знаком с одним английским тур-менеджером, я был очень дружен с ним. Он был тем, кто делал отсчет оставшегося времени до концерта, объявляя последовательно: “20 минут!” - “15 минут!” - “10 минут!”, тем самым поддерживая артиста в готовности. Не так много людей это делают. Так что я подхватывал все эти маленькие штучки из пережитого опыта, подбирал это на своем пути.

Джордж, ты ездишь с Крисом уже много лет. В чем заключается секрет этого человека – как ему удается каждый раз делать зрителей такими счастливыми?

— Я думаю, это у него в генах. Я не задумывался об этом прежде, в том числе ввиду характера нашего общения – так бывает с теми, с кем ты работаешь долгое время, особенно если встречаешь их через какое-то время в своей жизни. И потом, во времена Smokie я был слишком занят собой, и многого не замечал: Это было увлекательно и все такое, но не более.

На самом деле, эта мысль начала посещать меня, когда мы были в туре с Деннисом Локориером в Англии (2007). Тогда я встретил мать Криса. До этого, во времена Smokie, я и не знал, что его родители были в шоу-бизнесе, мы никогда не говорили об этом. Мы стали говорить об этом уже во взрослой жизни. Время от времени они брали его с собой на работу. И он сидел рядом со сценой или позади неё, за кулисами, наблюдая за их выступлением... Так что, либо у тебя есть это, либо нет. И у него это есть.

Кроме того, даже несмотря на всех тин тернер и брюсов спрингстинов и еще кого, с кем я работал, что мне нравится в Крисе Нормане – и то же самое было с группой Smokie – это их любовь к музыке, их одержимость музыкой. На свете не так много людей, которые действительно хотели бы этого, но он желал бы работать до самой смерти, я уверен в этом. Много лет назад он сказал мне – я не прекращу работать, пока мне не стукнет 70. А теперь он говорит о продолжении работы, если он будет в состоянии делать это и в 80 :). Существует не так много людей, которые имеют это в себе, которые не могут жить без этого.


А еще, такие люди не только вдохновляют аудиторию, они вдохновляют и себя. Вы можете сказать, когда он счастлив на сцене, а когда нет. И еще, он делает какие-то вещи... он непосредственен, он развлекает людей. Это очень редкий дар, который может быть у артиста, и он им обладает. И зрители могут это ощущать, я могу это ощущать! Я хочу сказать, я работал со множеством артистов, когда реакция публики на их выступления была настолько же хороша, как и в случае с Крисом, но это происходило по другим причинам. Это было, скорее, реакцией на зрелище, а не на самого артиста. Вот это то, что отличает Криса от остальных. Это его посвящение всего себя любимому делу, увлечённость всем этим.

фото © George Kerwinski, © www.chris-norman.ru

Когда он на сцене, он отдает себя без остатка. Не имеет значения, насколько велика аудитория – играем ли мы на фестивалях, больших “опен-эйрах” перед 80 тысячами зрителей, или в небольших театрах с 15 сотнями человек – все сходят с ума от восторга, и наше шоу всем ужасно нравится. Я порой потешаюсь над тем, как иногда где-нибудь во втором ряду сидит человек, который явно не выглядит получающим удовольствие – ну, вероятно чей-то муж, которого жена взяла с собой на концерт. Такие люди сидят, скучают, смотрят в другую сторону и никогда не хлопают. Все вокруг балдеют, но один такой человек в публике, который не выказывает возбуждения, способен просто взбесить Криса!.. Когда он уходит со сцены, я говорю: “Какая великолепная публика, не правда ли? Какой отличный прием!” А он мне: “Но там был этот ******* идиот во втором ряду, он не улыбался, он не хлопал!..” Я: “Что?? Да там было полторы тысячи... Посмотри на остальных... Что за дело до этого одного... Кого он волнует??!!” – “НЕЕЕЕТ!!! Он мне всё обломал!!”... Доводилось ли тебе слышать такое? :) И ведь он говорит это искренне, для него это серьезно!.. :))))

По той же причине всегда непросто также с так называемыми хардкор-фанами, особенно в Германии. Для любого артиста, не только для него. Я испытывал это со множеством артистов, за которыми следовал хардкор. Это явление происходит давно, теперь уже длительное время. И эти фаны, если они все еще достаточно крепки, чтобы стоять на протяжении всего шоу прямо перед сценой, в первом ряду – то первые два ряда всегда составляют одни и те же лица. И это тоже очень расстраивает артиста. Он играет каждый вечер, на протяжении 5 недель, для одной и той же аудитории, так или иначе... :) И порой я бываю очень доволен, если кто-то другой умудряется встать вперед раньше них.

Вспоминая январские (2014) концерты в Англии, я помню, как после Лондона ты сказал: “Мне кажется, что моя жизнь совершила полный круг”...

— Да, этот клуб “Borderline” находился недалеко от того места, где я повстречался со своей женой, и где я был диджеем в конце 60-х. У меня ощущение, что там я чувствую себя своим больше, чем здесь. Еще когда мы делали первые два концерта на севере Англии, в Мэнсфилде и Уэйкфилде, я чувствовал себя там как дома, больше чем в Германии, не знаю почему. А потом, когда мы ехали в Лондон с Крисом в его машине, я был за рулем, и как только мы въехали в Лондон – я не могу передать это словами – но со мной что-то произошло. Я снова стал лондонцем :). И я сказал об этом Крису.

И потом была еще одна забавная вещь, которая стала для меня самым большим комплиментом. Мы с Крисом только приехали в отель, зарегистрировались. Вниз по улице находилось кафе. Я, Крис и Джефф пошли прогуляться туда. И поскольку я знаю Лондон также очень хорошо, то я точно понимал, где мы находились, куда мы идем, в общем, я ощущал себя словно... То есть я показывал им всё в округе, в том районе, где мы находились. Это было в Кэмдене. И после того, как мы вернулись с этой прогулки, Джефф сказал мне – и он не мог сделать мне большего комплимента – он сказал: “Знаешь, а ведь ты, на самом деле, лондонец, не правда ли?” :). И я ответил: “Теперь я это чувствую. Моё место здесь, а не в Германии” :). И я действительно ощущал себя так, мне было так хорошо, что любой мог это заметить.

Мы приехали туда за два дня до концерта. И в одно утро я отправился в город один, сел на автобус из Кэмдена в центр Лондона, и побродил там своими старыми тропами. Площадь Сохо – это было первое место, куда я направился. Я знал, что клуб “Borderline” находится недалеко от этой площади. И пока я гулял по этим местам, как в былые годы, понимаете... даже сейчас, когда я об этом рассказываю, у меня мурашки по коже... Это было действительно невероятно :).

И странная вещь заключалась также в том, что в клубе... Там есть некий запах, в Лондоне есть определенный запах. В метро там пахнет так же, как и 50 лет назад. Этот запах со мной, я могу чувствовать его сейчас, когда говорю это :). А этот клуб, он находится в подвальном этаже, вниз по ступенькам. Он не очень большой. Клуб, в котором я работал диджеем, располагался в 500 метрах от него, и был немного больше этого. Но даже этот клуб, куда я спустился по ступенькам, пахнул так же, как и тот, где я работал! :) Я не знаю, что это. В Лондоне очень много подобных мест, ночных клубов. Особенно если они находятся не на первом этаже, если они внизу, в нижнем этаже, то по каким-то причинам все эти подвалы имеют один определенный запах, или может быть я это придумал себе...

Итак, я ощущал себя там совершенно как дома. Я и вправду стал думать, что вот приеду домой и скажу Линн – послушай, мы снова переезжаем в Англию :). Так я себя ощущал, я чувствовал себя здесь в своей тарелке. Но затем, на другой день, я снова гулял, теперь я отправился с Крисом на долгую прогулку. И во время этой прогулки, в этот день, я понял, я осознал, что это всего лишь мечта, что я уже недостаточно молод для Лондона. Потому что вдруг, в течение дня, после обеда, на улицах стало слишком суматошно для меня :). Мне нравится бурная жизнь, мне нравится шум и суета, я люблю всё это, эту атмосферу. Но это меня измотало. Когда мы вернулись в отель, я был настолько уставшим, что задумался – как, я и в самом деле хочу быть здесь?.. Я так это люблю, то есть, я люблю Англию в целом, и я все еще мог бы вернуться туда и жить там, может быть где-то недалеко от большого города, например, в 20 минутах от Лондона. Это было бы идеальным вариантом, честно говоря :).

Дорогой Джордж, огромное спасибо тебе за это замечательное интервью! Надеемся, что ты еще много лет будешь оставаться на своем боевом посту рядом с Крисом, и, конечно, продолжать пополнять свою бесценную коллекцию удивительных историй! Также желаем, чтобы твоя книга наконец увидела свет. Счастья и здоровья тебе!


фото © www.chris-norman.ru

 
 
 
 Запись и обработка интервью – Stranger (2013-2014).
 Огромная благодарность Джорджу Кервински за предоставленные фотографии.
 
Copyright © 2014 by www.chris-norman.ru
Перепечатка материалов в целом или частичном виде может осуществляться лишь с разрешения редакции сайта. Нарушители будут наказаны в соответствии с законом об авторском праве.