>>> English version
Думаю, это наилучший альбом
Интервью с Крисом Норманом
 
 
 

Привет, Крис! Какие у тебя новости?

— Новости состоят в том, что у меня есть новый альбом, который выходит в сентябре и сингл, который выйдет за три недели до этого. Сингл называется “Waiting”. Я думаю, он появится в конце августа везде, кроме Британии, где он должен выйти в одно время с альбомом. Потому что в Британии система с плей-листами немного отличается. Ты не можешь попасть в плей-лист Би-би-си прежде, чем выйдет альбом, что немного странно, но ты вынужден подстраиваться под это.

Он будет в варианте только для скачивания?

— Сингл будет только для скачивания. Никто больше не покупает синглов на дисках, ну то есть почти никогда. Так что не стоит их делать. Разве что печатать некоторое количество для промоушена. Их будет напечатано немного, но только для предоставления на радиостанции и т.п. А основной вариант – только для скачивания. Это ведь просто. Я делаю это также потому, что для людей сейчас это привычно – закачивать музыку на свои айфоны, мп3-плееры, компьютеры и т.д. А когда выйдет видео, что произойдет где-то за неделю или за две до выхода сингла...

Видео на эту песню с сингла, “Waiting”?

— Да. И затем, когда вы откроете его, можно будет просто кликнуть по ссылке и скачать песню с iTunes или подобных мест, и всё. Или, я полагаю, когда оно только появится, вы сможете сделать там предзаказ на песню, а потом получить её.

Я видел фото со съемок этого видео на твоей странице в Фейсбуке. Светлая просторная комната, ты и Джефф играете... Кто еще принимал там участие?

— Мой сын Пол был за барабанами, на акустической гитаре играла дочь Джеффа Джоанна, и Энди Уилан играл на басу.

Да, басист на снимке был очень похож на него. Но... Энди, играющий на басу?

— Да, но это было просто для видео. Перед этим я знал, что Джефф собирается принять участие, и я подумывал над тем, чтобы привезти кого-то из своих детей для съемки. Но потом Джефф сказал, что Джоанна может это сделать. Пол был на месте в любом случае – я спросил его, и он сказал, что сыграет за барабанами. А затем я позвонил Энди Уилану и сказал: “Ты не хотел бы сыграть на басу?”. Просто потому что он живет недалеко, и это было легко сделать.

Потому что вы снимали это в Англии?

— Да, в Манчестере.

Ок. А как долго в целом ты работал над этим альбомом?

— Я начал делать демо-записи, думаю, в ноябре прошлого года, незадолго до Рождества. Я принялся доводить до конца идеи песен, которые у меня были и записывать их демо. А затем, уже после Рождества, я снова вернулся к этому материалу, основательно пройдясь по нему. Также затем, под Рождество, у Джеффа появилась песня, он отправил её мне, я также добавил к ней некоторые кусочки, и после мы сделали демо-версию. А затем уже мы взяли все более-менее законченные демо в студию и там что-то к ним добавили, что-то убрали.

То есть у тебя есть рождественская песня, верно?

— Да, она выходит в ноябре. Её не будет н альбоме, так как для рождественской песни это было бы слишком рано. Она будет издана отдельно. Сперва появится сингл с песней “Waiting”, которая будет также и на альбоме. А затем, в ноябре, мы как раз выпустим сингл с рождественской песней, которая называется “That’s Christmas”.

Сколько песен на альбоме?

— Двенадцать песен плюс один бонус-трек. А бонус-трек – это песня “Forty Years On”. Эта вещь была, на самом деле, частью той демо-сессии, которую я записывал в конце года. Но затем в компании Sony, которая готовила юбилейное издание “40 лет Smokie”, прослушали эту запись и решили, что они хотят поместить её на этот альбом. Я сказал – хорошо. А теперь я собираюсь выпустить её и на своем альбоме, но как бонус-трек, т.к. она уже была опубликована ранее. Но у меня там есть 12 совершенно новых песен, плюс этот бонус-трек, плюс позже выйдет рождественская песня – так что всего вместе это 14 вещей.

Все эти 12 треков написаны тобой?

— Да.

А кто принимал участие в записях, какие музыканты?

— По большей части это были я и Джефф. Роб Таггарт играл на клавишных. Я сыграл также на басу. Мы использовали сэмпловые барабаны, кроме одной песни, где сыграл Дорино (рождественская песня). Также было несколько человек, которые сделали дополнительные вещи – был исполнитель на губной гармонике, скрипач, аккордеонист на одном из треков – по-моему, его зовут Саймон Чандлер. Кроме того, Харри Хэймер, бывший барабанщик Chumbawumba – он сыграл на стиральной доске в песне “Cat’s Eyes”, которая сделана немного в стиле скиффл. А также он сыграл на конгах и щетках на паре треков.

Вы снова работали над звуком вместе с Нилом Фергюсоном?

— Ну, что-то я записывал в студии Нила, что-то в моей маленькой студии в Скиптоне – на самом деле, это не студия, а там просто есть звукозаписывающий аппарат. Я записал партии бэк-вокалов в студии Нила с Элли Луха и Тери Салливан. Джефф сделал много вещей по своей песне у себя дома, на своем рекордере, и затем мы взяли это в студию, пустили в дело и добавили еще что-то. В общем, то же самое было со всеми песнями. Так что да, мы записали альбом в студии Chairworks у Нила.

Ты был также продюсером всех песен?

— Да.

Какого плана этот альбом, какого типа песни на нем?

— Это всё, что угодно – всё, о чем только можно подумать. Поэтому я и назвал его “Crossover”. Потому что это то и дело переходы от одного стиля к другому, всё время. Видишь ли, в этот раз я не удерживал себя от написания того, что мне, в общем-то, нравилось. Так что, если это была песня, которая была немного в стиле кантри, и она мне нравилась, то я её записывал. А если я писал песню, которая была немного рок-н-ролльной, и она мне нравилась, то я её записывал. То есть, я не думал – ах, я не могу этого делать, это слишком кантри или это слишком рок-н-ролл, или это слишком что угодно. Я записывал всё, что я написал, и что мне нравилось, все песни, которые бы я слушал сам. Я дописал их и записал их. Так что, это такая себе разнородная мешанина из различных стилей. Но это по-прежнему звучит как моё, потому что это мой голос, и по-прежнему звучит как мы – потому что это мы играем и всё такое.

С названием альбома дело обстоит так, что ты всегда доходишь до определенного момента, когда задумываешься – а как мы назовем альбом? И затем ты заводишь что-то вроде списка с позициями “может назвать его ...?”, “может назвать его ...?” Потом я могу начать спрашивать – “что ты думаешь об этом?”, “а что ты думаешь о том?” Я делал это с Джеффом, я спрашивал его – “что ты думаешь об этом?”, вроде того. А затем он присылал мне какие-то варианты. Но в итоге я остановился на этом названии.

У тебя есть какие-то фавориты на этом альбоме или вещи, которые, ты полагаешь, могли бы стать хитами?

— Ну, я надеюсь, что “Waiting” это хит. На самом деле, я не обязательно думаю об этом. Я не обязан иметь хит-сингл, потому что, видишь ли, у людей вроде меня в действительности больше не бывает хит-синглов. Я говорю о хитах – радио-хитах, которые все слышали, все знают, а потом идут и покупают альбом. Конечно, было бы здорово иметь такой хит, кроме всего прочего, если бы он продавался достаточно хорошо, чтобы быть в чартах – это бы, безусловно, помогло еще больше в продвижении альбома. Так что это основная вещь, на самом деле.

Вообще говоря, мне нравятся все песни на этом альбоме. Абсолютно все, и нравятся больше, чем те, что я делал до этого, правда. Ведь обычно всегда бывает пара вещей на альбоме, в которых ты не совсем уверен. Но я люблю все эти песни. Первая песня “Waiting”, и мне она нравится. Вторая – “Cat’s Eye”, в стиле скиффл, и мне она очень нравится. Затем, эта вещь “Highest Mountain”, мне нравится. “Fly Away” – это хорошая песня. “Carry On” – тоже хорошая вещь. Они все в различных стилях, и, в общем, все они мне нравятся.

Но ты, вероятно, будешь вынужден выбирать какие-то из них, когда будешь делать свои промо-интервью для нового альбома?

— Да, я буду делать их в сентябре. И, в любом случае, это всегда непросто – выбрать песню. Когда я записываю эти интервью, они говорят – какую песню вы хотели бы выбрать с этого альбома? Я должен решать. Но, на самом деле, я никогда не уверен, выбрал ли я её правильно, потому что не знаю, что выбрать. В действительности я не знаю, какая песня с альбома мне нравится больше всех, пока не пройдет обычно год или два после его выхода.

Хорошо, но тогда ты должно быть уже знаешь это относительно предыдущего альбома... :)

— Какие песни мои любимые на “There And Back”? “Nobody’s Fool”. Она не была “звездой” альбома в то время, когда я его делал, но таковая она теперь. Полагаю, в то время “звездным” треком, вероятно, должен был стать “I’m Gone” или что еще, но сейчас “I’m Gone” мне не интересна. “Nobody’s Fool” выдержала конкуренцию, мне она очень нравится. Также “Gypsy Queen” прошла испытание временем.

Так что, сложно понять, пока это ново, какая вещь лучшая... Но, я думаю, это мой наилучший альбом. (“Это твоя лучшая работа”, – добавляет Джефф, сидящий рядом)

Хорошо, есть еще какие новости?

— Нет, это главная вещь – я делаю альбом, я занимаюсь теми вещами, которыми занимаюсь всегда при выпуске альбома, я делаю тур... Я реализую этот альбом через Интернет – через загрузки по всему миру, через рекламу в Google и т.д. Я надеюсь, что так это станет доступно большему количеству людей, в то время как раньше я всегда полагался на радио и подобные вещи. Но теперь радио не крутит меня в том объеме, как раньше, поэтому я вынужден искать другой путь. Так что теперь акцент будет сделан на продвижение в Интернете.

И я сделал это видео, которое будет размещено на моем канале в YouTube. Кстати, это видео мне нравится, это хороший ролик. Это не просто съемка с группой. Всё начинается с моих крупных планов, где я весь в белом – отчасти подобно тому, как оформлен и сам альбом. Мне кажется, это хорошая, так сказать, основная тема, образ, проходящий через весь клип. Итак, эта вещь. Кроме того, на видео есть кусочки, где мы все играем, а также есть кадры с некоего места, где есть маленькая девочка, есть женщина, есть чернокожий парень, они что-то делают. Это всё как-бы связано с идеей ожидания чего-то, обращением взгляда к небу и всего такого. Так что это хорошо, мне нравится видео, оно отлично снято, оно хорошего качества, и люди, которые его делали тоже были приятные, я был очень ими доволен. Скоро, в сентябре, я буду делать еще одно видео – для рождественской песни “That’s Christmas”. Это очень цепляющая, легко запоминающаяся песня.

Но у тебя уже была одна рождественская песня до этого...

— О, это было много лет тому назад. Я и Пит её написали, но это была лишь переработка “Оды к радости” Бетховена. Мы, конечно, знали это, когда делали её. И мы никогда её не издавали. Единственной причиной, из-за которой мы потом сделали это, была та рождественская штука, издание в Риге. Нет, сейчас это специально написанная вещь.

Я находился на острове Мэн на Рождество, и мы разговаривали по телефону с Джеффом – просто говорили о каких-то рождественских вещах, знаешь ли. Типа, чем занимаешься – да просто расслабляюсь, смотрю телик, про подарки и всё такое. А следующим шагом было то, что он прислал мне СМС: “Я написал идею для рождественской песни”. Он сказал – я сделаю демо и отправлю тебе. (“Песня основывалась на нашем разговоре”, – добавляет Джефф) Затем, примерно через пару дней, я получил емейл с демо-записью, где Джефф спел эту песню. Мне она сразу же понравилась, и потому я сказал – да, мы должны записать её. И когда я вернулся к её записи, Джефф прислал мне основную фонограмму аккомпанемента, записанную в другой тональности, под мой голос, потому как у самого Джеффа очень низкий голос. Я написал немного другие слова, написал некоторые части, какие-то части изменил, но несильно – в своей основе песня осталась такой, как он её написал. Я только изменил несколько кусочков, и спел её, сделал демо. Потом мы взяли это в студию, наложили вокалы, наложили детский хор, немного бубенцов, и всё это звучит просто замечательно, я люблю это! :) Так что мы выпускаем рождественскую песню, и это отвечает тому плану, что у меня был :)... Потому что – я говорил об этом Джеффу – я как-то смотрел программу о рождественских песнях, и там были люди вроде Нодди Холдера из Slade, которые ежегодно получают прибыль около полумиллиона фунтов в год от этих своих рождественских песенок, которые они написали в 1973 году или когда-то еще! И я сказал Джеффу – если бы мы имели хотя бы немного от этого, лишь малую часть от этого, то, знаешь, это стало бы для нас неплохой пенсией, не правда ли? (смеется). Итак, мы решили – да, мы должны сделать рождественскую песню. Но если никто не станет её покупать, то тогда этот план коту под хвост. Впрочем, кто знает, как оно будет...

Ок, Крис, а что ты скажешь по поводу перемен в твоем имидже, которым, вероятно, многие поклонники до сих пор удивляются...

— Ты имеешь в виду мою бородку? Мой “Ван Дайк”? :) (обращаясь к Джеффу – “Как ты называешь её? Goaty (козлиная)?”) :)) Ну, я просто устал видеть одну и ту же рожу, выглядывающую на меня каждый раз, когда я смотрю на себя в зеркало (смеется). А также на концертных снимках и роликах в Youtube, я устал себя видеть. Знаешь, это лицо становится старее каждый раз, как я смотрю на него :). Поэтому однажды я какое-то время не брился, и подумал, что это выглядит неплохо. Сперва я подумал, возможно я изменю свою внешность. Может быть я сделаюсь как Пол Роджерс, отращу маленькую козлиную бородку, подстригу свою покороче, и это будет меня отличать. Но потом я отказался от этого, так как посмотрел программу по ТВ под названием “Три мушкетера”. Вы знаете эту историю, но это была её современная постановка на Би-би-си, она шла каждую неделю. Я смотрел её и подумал, что я бы не отказался выглядеть так же :). Поэтому я решил, что отращу волосы подлиннее, сделаю усы и бородку – и у меня будет другой вид (смеется).

То есть это не имеет никакой связи ни с новым альбомом, ни с туром, ни с еще чем – типа как, знаешь, киноактеры порой это делают из-за своих ролей, и потом ты мог бы вернуться к прежнему? Потому что, ведь, на протяжении всей твоей жизни у тебя никогда не было всего этого на лице надолго... :)

— Нет, это никак не связано с альбомом. Я становлюсь старее, и просто я понял, что не могу уже больше видеть одно и то же лицо, что я хочу немного изменить его. Если я продолжаю работать в этом бизнесе, то я не могу выглядеть так вечно, знаешь ли. Поэтому я решил, что настало время попробовать сделать иной облик. Ну, вот и всё (смеется). И я могу сохранять его теперь. Когда я стану еще старше, я, возможно, позволю себе еще и седину, сделаюсь вроде Тома Джонса. И у меня тогда будут белые волосы и белая борода, тогда я возможно и волосы подстригу покороче, когда они станут достаточно белыми. Ну, то есть они, наверное, довольно белые и теперь – понятно, что я их подкрашиваю. Но однажды я, вероятно, перестану это делать совсем, но пока не знаю когда.

Есть ли какие новости от твоей дочери Сюзан?

— Что касается Сюзан, мы полагали, что она будет участвовать в программе “Х-Фактор”, но в итоге этого не случилось. Она спела там, и все были без ума от этого, и потом люди с “Х-Фактора” ей сказали – ты непременно попадешь на шоу, мы тебе сообщим об этом. Но потом это сорвалось, я не знаю почему. Как бы то ни было, может это и к лучшему, ведь если ты туда попадаешь, то ты становишься как бы связан, ограничен, становишься подстрижен под их гребенку. Мы говорили с ней до этого, и я сказал, что попытаюсь понять, смогу ли я предложить ей какие-то песни. Потому как, видишь ли, это ведь другое поколение. Но если я смогу понять то, какие вещи ей интересны, тогда я, обыкновенно, могу послушать такой материал, разных исполнителей, пытаясь проникнуться этим и затем, будем надеяться, что-то написать. Надеюсь, я смогу что-то сделать, и мы сможем двигаться вперед, и хотя бы сделать какие-то демо-записи. У неё замечательный голос.

Но как насчет того альбома, который она записывала лет пять назад с другими твоими детьми?

— Этот альбом был для моих детей – для Майкла, Стивена и Сюзан. Но затем они просто не захотели этим заниматься.

Я имею в виду, что разве это не была похожая история, когда ты писал песни для другого поколения?

— Но это было сделано в другом стиле. И штука в том, что это не было сделано, собственно, в стиле Сюзан. И это было не в стиле Майкла и Стивена, на самом деле – это было нечто в промежутке между ними. Я как-бы пытался получить результат слияния хеви-рокового звучания с коммерческим. И я не думаю, что кто-либо был полностью доволен этим в итоге. В любом случае, затем Майкл и Стивен отказались продолжать эту работу. И Сюзан после этого стала выступать с пением в клубах, пабах и т.п. А стиль музыки, который она предпочитает, он ведь совсем другой. Это больше похоже на поп-соул (soulful pop), если хотите, что-то из этой области, как бы это не называлось – как Paloma Faith и подобные исполнители. Так что мы пытаемся понять, можно ли что-то сделать в этом направлении. И если она будет довольна этим, мы можем записать демо, и, будем надеяться, она сможет писать песни вместе со мной, хотя бы тексты. А там посмотрим. Но, знаешь, всё это очень трудно в наше время. Действительно, музыкальный бизнес очень изменился.

Да... Но все же жаль те песни, ведь я их слышал однажды, в машине с тобой, и они звучали потрясающе!

— Ну, эти песни никуда не делись. В один из дней, как знать, их всегда можно будет подновить и переделать для кого-то другого.

*   *   *
 
 Made by Stranger.
 
Copyright © 2015 by www.chris-norman.ru
Перепечатка материалов в целом или частичном виде может осуществляться лишь с разрешения редакции сайта. Нарушители будут наказаны в соответствии с законом об авторском праве.