>>> English version
Ответы Криса Нормана на вопросы читателей сайта www.chris-norman.ru
 
 
 
Времена Smokie, Kindness и разные записи
 

Многие песни для Smokie были написаны Майком Чапменом. Участвовал ли он в записях альбомов Smokie в качестве бэк-вокалиста?

— Нет, Майк Чапмен никогда не пел бэк-вокалы ни на одном треке Smokie. Я думаю, он делал это с Сюзи Кватро пару раз, но не с нами. Нет, никогда.

Играл ли он на каких либо инструментах при записи?

— Нет... Или может быть на альбоме “Pass It Around”. Я думаю, он сыграл там на электрогитаре в качестве дополнительной гитары на песне “I Do Declare”, но это было только один раз.

Как Чапмен представлял новые песни группе – на каких инструментах их наигрывал? Делали ли вы свои собственные аранжировки к его песням или записывали их в первоначальном виде?

— Он обычно представлял нам песни, сидя только с акустической гитарой или просто пропевая их нам в студии. Песни, написанные им, в значительной степени имели свои аранжировки, уже выработанные в его голове. Так что они были уже почти написаны.

Но на акустическом DVD вы рассказывали об “It’s Your Life” – о том, как он представил вам эту песню, а в итоге вы сделали её в стиле регги?

— О да, это правда. Но я думаю, что, скорее, это было сделано методом проб, а не так, что кто-то из нас сразу сказал: “Давайте сделаем это как регги”. У него эта песня была как ... (напевает).. как этакая “бренчащая” вещь. И когда мы начали работать над ней в студии, она особо не звучала. И мы начали с ней возиться так и этак, иногда мы этим занимались. Я помню, однажды мы были в студии, и мы делали это же с песней... Думаю, это была “You Took Me By Surprise” – не уверен, что это была именно она, но что-то типа того. И забавы ради мы играли её в различных стилях – сперва как Элвис (напевает), затем сделали её в варианте регги, а потом и рок-версию. Просто чтобы посмотреть, что из этого получится и для развлечения, знаете ли.

Эх, где же все эти записи теперь, интересно знать...

— Да... Не знаю, хранились ли эти записи вообще, или их выбрасывали сразу же, что более вероятно...

Но песни Майка Чапмена имели в основном уже выработанные идеи и аранжировки. С нашими собственными песнями мы делали то же самое. Потому что обычно мы... если мы писали что-то вроде “Think Of Me (The Lonely One)” или “Sunshine Avenue” или что еще, то мы уже заранее делали демо и приносили его с собой. Я полагаю, у меня, возможно, где-то хранится демо “Think Of Me”. На нем были те же мелодические линии струнных и всё, что потом было сыграно на этой песне, мы просто скопировали это, так что...

Можете ли Вы вспомнить что-то примечательное о записи двух песен с альбома “Breathe Me In” – “No One Calls My Name”, с ярким соло на акустической гитаре, и магической “When The River Runs Dry”?

— У меня где-то есть демо этих песен. Демо песни “No One Calls My Name” лучше, чем запись на альбоме. Мне никогда не нравилась эта запись, это звучит слишком полно. Это было спродюсировано Дэвидом Брэндесом, и это было слишком “обильно”. Там было слишком много гитар, слишком много струнных – всего было просто слишком много. Мой вариант был на самом деле очень простой – только с одной гитарой. Мне нравилась эта песня, и в первоначальной форме она была замечательна. Но то, как он её сделал – это было чересчур. Это была просто песня, которую я написал, “No One Calls My Name”, просто песня о любви. Соло на акустической гитаре было сыграно Питером Вайхе, известным в Германии гитаристом, одним из лучших сессионных музыкантов. Он сыграл на всем альбоме, и соло в этой песне. Но, опять же, хоть это было и хорошее соло, но это было не то, что имелось у меня в голове. На первоначальном демо есть соло, которое сыграл я сам, и, по моему мнению, оно лучше подходит для этой песни. Мое соло проще, и это лучше для этой песни.

“When The River Runs Dry”. На самом деле, это Дэвид Брэндес сказал мне тогда – я хотел бы иметь на этом альбоме песню типа “Think Of Me (The Lonely One)”. На что я ответил – ок, я попробую написать похожую песню. Так что, это то, что я написал.

Когда она начинается, то звучит очень похоже на “Think Of Me (The Lonely One)”...

— Да, я просто скопировал идею и написал новую песню вокруг неё.

Можете ли Вы припомнить подробности сотрудничества с Синтией Леннон – записи её сингла в 1995 году? Читали ли Вы её книгу “John”?

— Ну, причиной было то, что она тогда тоже жила на острове Мэн. И человек, с которым я общался и вместе вел дела лейбла звукозаписи, знал в свою очередь её. И, я думаю, он это и предложил. А потом я встретился с ней, мы с Линдой побывали у неё дома на ужине. Затем она пришла ко мне в студию. Сначала мы собирались записать песню “Those Were The Days”, что мы и сделали. Но я хотел изменить слова, чтобы сделать её более... Она начинается со слов: “Once upon a time there was a tavern”. А я собирался изменить “tavern” на “Cavern” :), из-за Ливерпуля. Но люди, написавшие эту песню, не разрешили нам изменить слова. Как бы то ни было. Итак, я пошел в студию и записал все инструментальные партии, так что всё, что там есть – это я. Я сыграл на всём – от мандолины до укулеле и струнных аранжировок, их я сыграл на клавишных. Так что да, вот как это было. Также нам нужна была сторона “Б” для сингла, и я сделал “Walkin’ In The Rain”, которую до этого уже записывал. Я просто немного изменил её для Синтии.
Нет, я никогда не читал книгу “John”.

Можете ли Вы сказать что-то примечательное о работе и гастролях с Питером Нуном, когда Вы были в Kindness?

— Ничего примечательного там не было. В то время с Kindness у нас был контракт на запись, мы сделали пару синглов, но успеха они не имели. Мы тогда были с агентством “Kennedy Street”, и Питер Нун тоже работал тогда с ними, они были его менеджерами. И он подыскивал себе новую группу сопровождения, т.к. только что оставил Herman’s Hermits. Мы прошли прослушивание, для чего отправились в его дом – он жил в местечке Денхэм, в Бакингемшире – и прослушивались в холле его дома. У него был большой дом, мы до этого никогда не были в таких огромных домах, никогда не видели столь шикарных домов. Итак, мы получили работу, и затем просто начали концертировать с ним. А он всё время говорил нам – вау, знаете, вы будете участвовать на моих записях, или – когда я буду на передаче “Top Of The Pops”, вы тоже пойдете со мной... Ничего похожего не случилось, ничего. Это всё были разговоры, ничего такого не произошло. Но мы думали тогда, что это может быть хорошо для нас – мы, на самом деле, не хотели сопровождать его, но мы думали, что это может помочь нам самим получить известность. Но этого не произошло.

Почему пластинка 1976 года называется “Midnight Cafe”? Как появилось такое название? Помните ли Вы, что за кафе вы использовали для фотосессии к обложке альбома?

— Я не знаю... Но, думаю, потому, что мы тогда только что записали песню “I’ll Meet You At Midnight”, которой на самом деле не было на оригинальном альбоме и которую, я полагаю, вставили в альбом как специальное дополнение позже. Т.е. может потому что мы записали “I’ll Meet You At Midnight” – а там была идея встречи в кафе в полночь, Жан-Клод... Но мы в то время были в Англии, мы были не в Париже... И мы тогда просто нашли кафе в Лондоне, я уже забыл, в каком районе это было. Мы отправились туда ночью, думаю, это был ноябрь – было чертовски холодно, это я помню. Мы сделали несколько снимков внутри кафе – это было типичное заведение из разряда тех, что в Англии называется “caff”, где вы можете взять яичницу с жареной картошкой (“egg and chips” – традиционное в Британии “рабоче-крестьянское” блюдо) или что еще, и чашку чая. Итак, мы вошли внутрь, сделали несколько снимков, потом немного прошлись вниз по улице, через улицу... Я в самом деле замерзал, я помню, что было действительно холодно.

А этот парень на фото, что находится за вами, и выглядит как сыщик? :)

— Он был дополнением, он не был обычным прохожим, он был с нами. Его взяли и использовали как актера или вроде того. На одном кадре он стоял в дверном проёме, я думаю, на другом – он прогуливался в этом пальто и шляпе – просто для того, чтобы всё выглядело более реалистично. Но на самом деле, если бы вы это видели, то там было множество света, софитов, как на съемках фильма, знаете ли.
Нет, я не помню название кафе.

С кем из артистов или групп Smokie были дружны? Может быть гастролировали вместе, записывались в одних местах и т.п?

— Мы знали очень многих, кто был популярен в то время. Как, понятно, Suzi Quatro, Mud – мы были хорошими друзьями с Mud, они были действительно славными парнями, мы очень хорошо ладили с ними. И мы были знакомы с ними еще задолго до того, как они стали успешны. Итак, Mud, Sweet, Showaddywaddy, Glitter Band, чуть позже – Racey, и многие другие – все те люди, кто был в то время популярен, выступал на ТВ-шоу и т.д. Но они не гастролировали с нами, мы однажды были в туре с Hello, они были у нас разогревающей группой.

А близко с кем-то дружили?

— Я думаю, что мы не были так уж близко дружны с кем-либо. Самыми близкими были, наверное, Mud, мы дружили довольно тесно. Мы веселились с ними, порой, бывало, вместе ходили куда-то выпить, если находились в одном городе. Мы не ходили друг к другу в гости домой, но если они играли, скажем, в Лидсе, то мы приходили к ним и... может не ходили на их шоу, а просто приходили в отель, чтобы выпить с ними после концерта, что-то вроде того, просто чтобы поздороваться. И я помню, как пару раз мы с ребятами из Mud брали всех жен и подружек и просто проводили вечер вместе. Они были славными парнями. И двух из них уже нет в живых – певец умер, а барабанщик покончил жизнь самоубийством. Я никогда не мог бы ожидать от него такого, он был такой весёлый малый, знаете ли.

Никто из участников оригинального состава Smokie никогда не рассказывал о вашем пребывании в США в 70-е. Но вы ведь записали там почти 2 альбома. Были ли там какие-то интересные вещи, помимо работы в студии?

— О, мы отлично проводили там время, это было здорово. Мы ходили на вечеринки шоу-бизнеса и всякие подобные вещи. Делали множество фотосессий для журналов, интервью на радиостанциях в Лос-Анжелесе...

По поводу ваших альбомов?

— Нет, просто чтобы поболтать, скажем, о Smokie в городе и бла-бла-бла. Я помню, как мы были на одном таком интервью. Это было время, когда панк-музыка только начиналась. И мы были на этом радио-шоу в прямом эфире, там был парень, которого звали Родни Бингенхаймер, он был очень известен в Голливуде. Итак, мы были на его шоу, и у него были звонки от слушателей в студию. В основном это были приятные вопросы. Одним из позвонивших был Дэви Джонс из Monkees. Он сказал – “Привет, парни! Почему бы нам не встретиться в городе, я бы вас угостил...” и т.д. Он позвонил на радио, чтобы просто поприветствовать нас. И это было хорошо. Но затем, чуть позже, был звонок от другого парня, который сказал: “Эй Родни, убери эту хрень Smokie из эфира!” (смеется). А мы все закричали: “F*ck off!!” – и это было в прямом эфире на радио... :))

Также мы часто посещали вечеринки. Я помню, как мы были на вечеринке в старом доме Джейн Мэнсфилд – она была большой звездой кино в 50-х, выглядела примерно как Мэрилин Монро, такого же типа. Когда она умерла, кто-то купил её дом, в котором всё было розового цвета – абсолютно всё, вплоть до бассейна. Так вот мы однажды были там на вечеринке, и там были все – Род Стюарт, группа Free, все звезды были там. И мы посещали множество подобных вещей, ходили на студии звукозаписи на презентации альбомов, и там также были все эти звезды. Так что мы выходили в свет, ходили по клубам, приятно проводили время.

Алан Силсон упоминал как-то про Джимми Пейджа, выехавшего из лифта на Харлее в вашем отеле...

— Да, Led Zeppelin жили в том же отеле, что и мы. Роберт Плант, солист, был тогда со сломанной ногой, так что передвигался, возимый в инвалидной коляске с ногой кверху. И да, Джимми Пейдж это делал, они действительно катались на мотоциклах по этажу.

Интересно услышать какие-то вещи от Ваших детей – есть ли возможность послушать это на CD, будет ли это опубликовано?

— Ну, я надеюсь на это, мы как раз работаем над этим альбомом. У них теперь есть агент, который работает над тем, чтобы они получили возможность сыграть несколько концертов вживую в следующем году, вероятно в феврале, будем надеяться. А затем, когда они начнут выступать, я начну представлять везде их альбом. Потому что, если я сделаю это сейчас, то первым делом звукозаписывающая компания спросит – а где они играют, знаете ли, т.к. они захотят пойти и посмотреть на них. Так что это первым делом. Но у них есть теперь название, они называются Susan Norman Band. Так что, потихоньку всё движется, но начало положено – у них есть агент, у них есть практически завершенный альбом...

Не хотели бы Вы записать Ваши хиты с симфоническим оркестром?

— Нет, в самом деле нет. Я хочу сказать, это будет интересно, мы ведь будем играть концерты с оркестром в Прибалтике, это будет забавно. Но записываться – зачем?

Какова вероятность того, что песня станет хитом, если Вы получили удовольствие от работы над ней? Есть ли между этим взаимосвязь?

— Нет, никакой такой связи не существует. Вы может получать массу удовольствия, записывая песню, и это не значит ничего совершенно. Это может быть хорошо или плохо или ... вы просто не знаете этого. Имею в виду, что порой вы делаете песню, и вы чувствуете, что она должна стать хитом в итоге... И иногда так бывает.

Можете ли Вы предсказать судьбу только что написанной песни? Испытываете ли разочарование, когда песню, которая Вам нравится, публика встречает совсем не так, как Вы ожидали?

— Это вопрос, похожий на предыдущий. Я хочу сказать, что вы не можете предсказать судьбу песни, вы не знаете, что с ней произойдет, вы не знаете, понравится она людям или нет. И иногда вы пишете песню, записываете её, и вы действительно думаете, что она великолепна. А затем вы показываете её кому-нибудь, вроде людям из компании звукозаписи, и им это не нравится совершенно. А потом оказывается, что они ошибались, так как позднее вы обнаруживаете, что публика её полюбила. А люди в компании звукозаписи это не разглядели. Такое случается. И да, это огорчает, конечно – в случае с публикой, когда вы выходите на сцену, играете песню, и им это не нравится. Например, я помню, когда мы только начинали играть “If You Think You Know How To Love Me”, её принимали очень, очень плохо. Людям она нисколько не нравилась. Песня тогда только была издана, и мы исполняли её в концертах, мы тогда находились в туре с Pilot в мае 1975-го, как группа разогрева. И пластинка с песней только-только вышла. Но она плохо продавалась, её не крутили на радио, а мы её играли на сцене каждый вечер, потому что должны были – это ведь был сингл. И это было действительно... Порой нам хотелось просто выкинуть её, т.к. она портила нам всю программу. Вы включаете песню в сет, начинаете исполнять её, а потом видите, как люди откровенно скучают и зевают на ней... Но затем неожиданно эта песня стала вдруг хитом, её постоянно начали крутить по радио. Мы продолжали исполнять её на концертах, и теперь уже, когда мы начинали её играть, люди вдруг стали бурно её встречать – “Ааа!..”. Это просто стало хитом, знаете ли. Потом мы попали с ней на ТВ, песня достигла 3-го места в английских чартах, и вдруг все полюбили её. Так что, невозможно ничего сказать заранее...

Что Вы думаете по поводу записи блюзового альбома?

— Я бы хотел сделать блюзовый альбом. И однажды, в 1998-м, я пытался сделать блюзовый альбом. Но я не смог получить контракт на него. Это не было чистым блюзом, там был разный материал, но всё имело блюзовое чувство, направленность. И некоторые вещи определенно были блюзом. Но затем я не встретил никого, кто бы захотел издать это, они все говорили – да, это хорошо, нам нравится то и нам нравится это, но мы не думаем, что это будет продаваться, публика не станет это покупать. Так что я этого не сделал. Но впоследствии я записал некоторые песни из этого – “Sweet Surrender” была на том альбоме, и “All Out Of Tears” также была там, но я сделал её в другой манере, совершенно в другой.

Для альбома “Full Circle”?

— Да, но там, это была дрянная версия, по-любому.

В Англии успех Smokie и Вашего сольного творчества не был таким большим, как в некоторых других странах. Как Вы думаете, каковы были причины этого?

— Я не знаю, да и кто знает? У нас было что-то вроде 14 хит-синглов в Англии, так что это было совсем не так плохо в действительности, знаете ли. Но затем возникла панк-музыка, и мы просто вышли из моды. Мы расстались на короткое время, но затем вернулись вновь. Но когда мы вернулись, на музыкальном рынке Англии уже больше не было места для нас. Но поскольку рынок существовал в других странах, мы отправились туда, где он был для нас. Ну а затем – чем дольше вы находитесь вне страны, тем сложнее “ворваться” в неё снова. Я думаю, там мог быть рынок, но, к сожалению, сейчас уже немного поздно для этого. Я не знаю, почему.

Альбом “Different Shades” – как возникло название для него, и как произошло, что Вы работали над ним с Пипом Уильямсом?

— “Different Shades” – мне придумалось такое название, так как я просто хотел сделать альбом, содержащий множество различных типов песен. И название должно было это отображать – поэтому я назвал его “Different Shades” (“различные оттенки”), вот откуда это.

Пип Уильямс был парнем, который работал со Status Quo, The Moody Blues и многими другими. Он был гитаристом, изначально Пип Уильямс был сессионным гитаристом, так он начинал. Он играл с группами, а затем занялся продюсированием, и в этом качестве работал с такими людьми, как Barclay James Harvest, The Moody Blues, Status Quo и другими такого плана. И мне тогда хотелось того, кто имел бы подобный опыт продюсирования. На момент, когда я встретился с ним, он работал в студии в Оксфордшире со Status Quo. И я отправился в эту студию, пробыл там всю ночь, и они, Status Quo, также были тогда там. А затем мы поговорили о песнях – я написал много песен для этого альбома, и у меня было также несколько песен от других авторов. И так вот мы решили, что сделаем это.

В своем интервью для нашего сайта Энди Уилан, говоря о записях, сделанных в дни работы с Вами, упоминал о песнях для певицы Katie Shears. Были ли они изданы в итоге?

— Они никогда не были изданы. Она не смогла получить контракт на запись. Я продюсировал эту девушку по имени Katie Shears – она была молодая, 19-20 лет, с длинными волосами, со вполне рок-н-ролльным голосом. Я просто выбрал 2 песни, которые, я полагал, она могла исполнить. Мы сделали версию “Wild Angels” и “Bad Case Of Loving You” Роберта Палмера. Песни были хороши, звучали вполне неплохо, мы сделали их в довольно роковых вариантах. Но издать их ей не удалось.

Вашей песни “Love you tonight” все еще нет на CD...

— Я думаю, я записал её как часть альбома, а компании звукозаписи она не понравилась. Или они думали, что она недостаточно хороша, чтобы быть на альбоме, или... Спустя такое время я не могу уже припомнить. Так что она никогда не была издана ни на чем и всё еще сидит без дела. Но теперь это уже в прошлом.

Некоторое время назад я нашел видео записи футбольной песни “This Time (We'll Get It Right)”, написанной Вами и Питом Спенсером для сборной Англии на чемпионат мира в Испании. Там показана запись в студии Abbey Road в апреле 1982 года. На 1:05, 1:18 и 2:00 мы даже можем коротко увидеть Вас, руководящего процессом :). Это замечательная песня, она достигла 2 места в английских чартах в то время! Что Вы помните об этом событии?

— Во-первых, это происходило в большой студии на Abbey Road – там, где многие оркестры обычно записывают музыку для фильмов. Это огромная студия с аппаратной комнатой прямо позади неё. Я находился на сцене с командой Англии, и в зале также были сидячие места для людей, наблюдавших за этим.

Это было большим событием для СМИ, так что там было множество прессы, людей с радио и телевидения. Плюс к этому, позади аппаратной комнаты был устроен небольшой бар, и было приглашено много знаменитостей того времени.

Так что мне пришлось прилично потрепать себе нервы, т.к. приходилось добиваться от футболистов, чтобы они пели правильно и руководить ими, в то время как все эти люди за нами наблюдали. Игроки не были привычными к пению в такой обстановке, поэтому было довольно тяжело заставить их сделать это правильно. Так или иначе, в конечном счёте, нам это удалось, и я был рад, что все закончилось.

 
Концерты и туры
 

Играли ли Вы когда-либо гитарные соло на концертах? Можем ли мы надеяться увидеть такое однажды?

— Я немного делаю это, имею в виду, не по возможности, а время от времени. Но я не хочу этого делать, видите ли, и никогда не хотел, потому что тогда я не могу концентрироваться на том, что я делаю – на пении, на исполнении, и поддержании всего плотно в ритме – это то, что я делаю, то, чем я всегда занимался, знаете ли. Лучше пусть кто-то другой делает это.

На “Right Time, Wrong Place” Вы играете небольшое соло, и недавно на “Lucille” у Вас был кусочек :)...

— Да, я делал это. Я могу играть, но, знаете, это не моё дело.

Принимаете ли Вы участие в благотворительных концертах?

— Да, я делал концерт для хосписа, мы делали это пару раз. Я участвовал в таком концерте для фонда борьбы со СПИДом пару лет назад. Так что да, время от времени.

Был ли у Вас такой концерт, когда бы Вам не хотелось, чтоб он закончился?

— Нет, на самом деле нет. То есть, у меня были отличные концерты, от которых я получал удовольствие, но я всегда вполне доволен, когда это заканчивается (смеется). После 2-х или 2-х с половиной часов или вроде того, вы счастливы, когда это заканчивается, знаете ли. Также потому что я знаю, что когда ты на сцене, то не стоит продолжать концерт всё дальше и дальше, и дальше, до тех пор, пока люди наконец не будут сыты по горло – так как получится, что ты на сцене уже слишком долго.

И наоборот – был ли у Вас концерт, окончания которого Вы ждали как мессии?

— Да, множество раз. Я думаю, такое может быть, когда что-то идет не так, или когда публике совсем неинтересно. И если я обращусь назад ко всей моей карьере – то бывали времена, когда мы выходили на сцену и играли для 7 человек или около того, знаете ли. И тогда вы думаете – довольно, хотелось уйти совсем, но вы должны... особенно когда вы только начинаете.

По какой причине Вы могли бы прервать свое выступление и покинуть сцену?

— Я полагаю, если электричество отключится – это может стать единственной причиной (смеется). Я однажды покинул сцену, потому что секьюрити грубо обращались со зрителями, мы ушли и не возвращались до тех пор, пока это не прекратилось. Или если всё было просто ужасно, действительно гадко, всё шло не так, как надо, и это происходило не по нашей вине... Я делал такое раньше, но я стараюсь не поступать так, это не является хорошей идеей.

Что Вы чувствуете, когда на концерте некоторые люди из разгоряченной толпы хватают Вас за ноги, за руки и т.д., очевидно пытаясь отхватить кусочек Вас для себя – страх, раздражение, или же наоборот – получаете заряд энергии?

— Как сказать. Если они вполне дружелюбно это делают, то это хорошо. Но если они делают это несколько сильно, грубо, то тогда это раздражает. Если они хватают тебя за ноги, начинают тебя дёргать – такое мне действительно не нравится. Если же они просто хотят коснуться твоей руки, то это здорово.

Различается ли российская публика в больших городах и в провинции?

— Да. Просто потому что она более “образована”, и люди знают, каких действий от них ожидают – в небольших городах они порой не делают этого. Как, например, прошлым вечером, когда мы закончили часть на бис после “Oh Carol” – мы были готовы вернуться на сцену, а люди думали, что мы закончили и не побеспокоились о том, чтобы покричать. В то время как в большом городе, они бы стали это делать – они бы кричали и кричали, пытаясь заставить вас вернуться обратно. Так что я почти что не стал возвращаться, я вернулся только потому, что это был день рождения Джорджа.

 
Музыкальные предпочтения
 

Кого из исполнителей и групп Вам нравится слушать в настоящем?

— Susan Norman Band (смеется). Мне вполне нравится Jessy J, нравится Adele – у неё был очень успешный альбом “21”, и мне он очень понравился, она хорошая певица. Что еще? Мне нравятся отдельные песни разных людей – как например, у Leona Lewis я люблю песню “Run”, она действительно замечательная, одна из моих любимых песен уже долгое время.

Каково Ваше отношение к группе Eagles и какие их песни, кроме “Hotel California”, Вам у них нравятся?

— Я люблю Eagles, мне нравятся почти все их песни. Я слушал Eagles давно, еще в 70-х, задолго до “Hotel California”, когда они исполняли вещи типа “Take It Easy”, “Desperado”, “One of These Nights”, все эти различные песни. Я слушал их тогда, я слушал их альбомы очень много в ранних 70-х, я любил их звучание. Ведь мы тоже делали подобный саунд, и это звучание гармоний Eagles оказало большое влияние на наши первые записи, вместе с Crosby, Stills and Nash – в них было много этого звучания с Западного побережья Америки, которое в какой-то мере оказало воздействие на нас, знаете ли. Так что мне они очень нравятся.

Чей концерт Вы посетили в последнее время?

— Ничей, я не был на концертах других исполнителей уже несколько лет. Последним был концерт Пола Маккартни, я думаю, в 90-х.

Ох и давненько! Но почему?

— Мне не нравится ходить на концерты.

Потому что Вы знаете их слишком хорошо изнутри?

— Мне не нравится находиться на этой стороне, я хочу быть на стороне сцены, а не с передней стороны. Знаете, я не очень хорошо себя чувствую в роли зрителя. Я обнаруживаю, что чувствую себя некомфортно, что сижу как на иголках, мне хочется уйти. Фактически, если я иду на такие вещи, мюзиклы и т.п., то я и ухожу с них довольно часто. Спустя 45 минут мне уже хочется уйти. Мне хочется крикнуть – поторопитесь! заканчивайте! Мне просто это не нравится. Для меня действительно сложно сидеть среди публики. У меня ощущение, что я нахожусь не на своём месте.

С кем из звёзд рок- или поп-музыки Вам было особенно приятно лично встретиться и познакомиться, после того как Вы сами стали знаменитостью?

— На самом деле ни с кем, я не сказал бы, что меня это волнует. Я не знаю, я никогда не запоминаю это, видите ли... Я думаю, с Бингом Кросби – он был старым эстрадным певцом из 20-30-х годов и кинозвездой. Я встретил его однажды. Полагаю, он был большим явлением.

Да-да, Вы сказали в одном недавнем интервью, что за всю жизнь взяли всего 2 автографа – один у Бинга Кросби, а другой у футболиста Бобби Чарльтона.

— Да, я встречал Бобби Чарльтона в последнее время, это было на радиостанции, он делал там интервью и я тоже. Там были разные люди, и мы оба ждали своей очереди на вход. Он приятный человек.

Я не знаю, меня это действительно не волнует... Я думаю, я, вероятно, был бы не прочь встретиться с Полом Маккартни, потому что он всегда был “Beatles”, а всё, связанное с Beatles, очень много значит для меня. Но Джона Леннона и Джорджа Харрисона уже нет. Я был бы рад встретить всех “Beatles”, но не встречал, никогда.

С кем из музыкантов Вы бы хотели создать группу типа Travelling Wilburys и поехать в тур?

— Ммм... О Боже, я не знаю никого! Я не знаю ни одного музыканта, с кем бы я хотел создать группу. Никого, никого. То есть, я не думаю над подобными вещами, видите ли... Нет, я не знаю никого.

Ваши дети также занимаются музыкой. Какие Ваши песни им нравятся больше всего, и какие они критикуют?

— Им нравятся все эти песни, в большинстве своем. Майкл и Стивен особенно любят “Danny Code”, но они слушают все песни. Сюзан очень нравится “It’s Your Life”. Они не критикуют никакие мои песни, потому что... будут отшлепаны за это (смеется). Нет, в самом деле, они не критикуют, они просто говорят, если им нравится, или же не говорят совсем ничего. Я уверен, что есть песни, которые им не нравятся.

Джон Тейлор был когда-то в Вашей группе, он играл на саксофоне и гармонике. Вы не нуждаетесь в таких инструментах на сцене с той поры?

— Было замечательно иметь Джона Тейлора в группе. Он был хорош на саксофоне и гармонике, и, кроме того, он также играл на аккордеоне. Но, знаете, на самом деле, для него было не так много работы. В то время нас было 8 человек, включая меня, было 8 человек в группе. Это слишком накладно для промоутеров и т.п., так как им приходится оплачивать большее число полетов, большее число мест в отелях, всего больше. И, в действительности, это не было так уж необходимо, это было потворство желаниям. Но было здорово, когда он был в группе, да.

Какие марки струн Вы используете для акустических и электро- гитар?

— Любые, меня это не заботит.

 
Разное
 

Что Вы любите делать в свое свободное время?

— Мне нравится смотреть фильмы, старые фильмы. Если мне нечем заняться, то я люблю и впрямь просто ничего не делать и смотреть старые фильмы, обожаю это делать, это в самом деле очень расслабляет.

А также Вы любите читать исторические книги?

— Да, но не те исторические книги, что написаны учеными, это очень скучно. Но что-то вроде рассказов об исторических местах, мне такое очень нравится.

Как Вы относитесь к кошкам?

— На самом деле я просто стараюсь держаться от них подальше. Я не особо люблю кошек. У нас была кошка, очень давно, и она не любила меня. Я, должно быть, чувствовал то же самое – я не любил её также (смеется). Имею в виду, что я не испытываю неприязни к кошкам – если я вижу кошку, это хорошо, но я не любитель кошек. Я люблю собак, а не кошек.

У Вас есть сейчас собака?

— У Сюзан есть, она получила собаку на свой день рождения в апреле – крохотное, маленькое создание породы “бишон фризе”. Это маленькое белое пушистое существо. Замечательное, милое маленькое существо! У неё прекрасный характер, очень дружелюбный.

Мы все знаем, что в детстве и юности вы играли в футбол – на какой позиции?

— Ну, в то время это называлось “правый инсайд”. А теперь все названия поменялись – это был бы нападающий, типа нападающий зоны полузащиты. Не центрфорвард, я обычно играл справа от центрфорварда. В наши дни это бы зависело от того, в какой форме бы я был, я бы играл как раз позади этого форварда, как нападающий полузащитник. Вот кем я был.

Когда Вы были на футбольном матче в последний раз?

— Последний раз, когда я ходил на футбольный матч, был на Чемпионате Мира 2006 года. Я посмотрел игру Англии против Эквадора и игру Германии со Швецией. Я был в Германии в то время.

Какая страна Вам больше всего нравится (не считая Англию и Германию)?

— Австралия, я думаю. Я люблю Австралию, это хорошее место. И мне нравится Америка. Мне нравится Ирландия, Южная Ирландия, это приятное место. Это вроде Британии, но все же это не Англия.

Есть ли такие места на Земле, где Вы ещё не были, но очень хотели бы побывать?

— Да, я бы хотел побывать в Индии, я бы хотел отправиться в Японию, в Китай, Гонконг – в какие-то из этих мест на Дальнем Востоке. Я был во всех остальных местах, то есть почти во всех остальных местах, не везде, но во множестве, но я никогда не был на Дальнем Востоке.

В этот момент Джордж, который был рядом, начал напевать строчки:
          I've been everywhere
          So many things to do, oooh
          I've been everywhere...

   из песни Криса и Пита “Melody Goes On” :))))

Какая была самая необычная вещь, на которой Вы оставили Ваш автограф?

— Наверное, нога или что-то подобное, верхняя часть ноги. Или грудь.

Близка ли Вам литературная тема – книги, писатели, поэты, классики и т.д? Много ли Вы читаете? Пишете ли сами, может быть стихи?

— Да, книги, писатели, всё это близко. Мне нравятся разные книги, множество различных типов книг. Но никто из авторов конкретно. Полагаю, Чарльз Диккенс очень хороший писатель. И я читаю постоянно, всё время, прочитываю не меньше двух книг в месяц. Пишу ли я сам? Нет. Поэзия? Если вы назовете написание песен поэзией, то да. Но – нет, я не любитель поэзии как самой по себе.

*   *   *
 
 

Благодарим за присланные вопросы: Николай (Туймазы), Дмитрий (Украина), Simson (Москва), Annett Honicke (Германия), Толяныч (Латвия), Наталья (Братск), Sasha McCartney (Воронеж), Галина (Кириши), Лена (Салават), KATRYN (Пермь), ALEX.

 Запись и обработка интервью – Stranger. Особая благодарность Annie за помощь в работе над текстом.
 
Copyright © 2012 by www.chris-norman.ru
Перепечатка материалов в целом или частичном виде может осуществляться лишь с разрешения редакции сайта. Нарушители будут наказаны в соответствии с законом об авторском праве.